Меню

Улицкая счастливый случай тест с ответами

Улицкая счастливый случай тест с ответами

дистант по русскому языку

дистант по русскому языку запись закреплена

Счастливый случай, Людмила Улицкая родная литература — урок от 14.04

Рассказ
Как только начинало припекать и подсыхала грязь, желтая и худая Халима, повязанная по самые брови шелковым линялым платком, начинала просушивать постель. Она выносила раскладушки и наваливала на них одеяла, коврики, перины такой огромной разноцветной кучей, что непонятно было, как все это помещается в двух крошечных подвальных комнатах, где она жила с бритоголовым мужем Ахметом и множеством разновозрастных детей.
Куча эта возвышалась как раз под окном Клюквиных, живших на первом этаже дощатого двухэтажного дома.
Пока одеяла и подушки грелись на солнце, отдавая накопленную за зиму подвальную сырость, вреднющая старуха Клюквина, высунувшись в окно между цветочными горшками, добросовестно и монотонно бранила Халиму.
— Колюня, Колюня, подь сюда! — приказала она своему шкодливому внуку Кольке. — А ну-ка скинь все!
Колюня с удовольствием побежал во двор и, выждав минуту, когда Халима отлучилась, перевернул раскладушку.
Халима сердилась, нет ли — понять было нельзя. Она была молчалива и терпелива. Она подобрала вещи, сложила на раскладушки и посадила рядом дочку Розку — стеречь.
Халимины выставленные раскладушки обычно служили сигналом — женщины вывешивали на бельевых веревках, натянутых между липами, зимние пальто и одеяла, а на изгородях рассаживались, как огромные разноцветные кошки, толстые подушки. По коврам и половикам хлопали палками, выстреливая облачками уютной домашней пыли.
Старуха Клюквина все стояла у окна и поругивалась. Потом в голову ей пришло, что неплохо бы проветрить свою плюшевую жакетку. Нести во двор она не хотела — а ну как украдут? — и решила проветрить ее на чердаке.
Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.
Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.
Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.
Колюня уже бывал здесь — и каждый раз восхищенно замирал перед кучами хлама, жадно разглядывая причудливые очертания, образованные самоварной трубой, рогатой вешалкой, вставшим на дыбы сундуком и лежащим на боку шкафом, покрытым нежной попоной пыли.
Колька ткнулся было туда, но бабка, повесив жакетку на бельевую веревку, потянула его к выходу. Она замкнула низкую дверь и, переваливаясь на пухлых ногах, стала тяжело спускаться по деревянной лестнице. Колюня шел следом, мучительно соображая, как бы стащить у нее ключ и забраться одному на чердак. Но ключи она несла в руке, а руку опустила в карман передника.
Колюня вышел во двор и задумчиво посмотрел на крышу. Окно на чердаке было приоткрыто; раздвоенный ствол большой липы направлялся было в сторону окна, но потом сворачивал, так что залезть с него на крышу было никак нельзя. Трехэтажный дом, кирпичный, более поздней постройки, стоял впритык к их хлипкому деревянному, стены лепились друг к другу, но крыша трехэтажки, этого небоскреба их квартала, метра на полтора возвышалась над крышей Колюниного дома.
«Если выход на чердак в трехэтажке открыт, можно рискнуть», — решил Колюня.
Одним махом он взлетел на третий этаж. Две двери вели в квартиры, а между ними была еще одна, поплоше, чердачная. Она оказалась запертой. Но Колькина хитроумная голова работала — и он пошел просить ключ от чердака к дворничихиному Витьке. Он ловко наврал ему, что на крышу упал мяч, и не какой-нибудь, а известный во всех дворах района Шуркин кожаный мяч, и что никто из ребят не знает, куда его занесло, а он, Колька, лично видел, как мяч залетел на крышу. И если Витька поможет ему достать ключ от чердачной двери, то они вдвоем будут навеки владельцами Шуркиного мяча!
У Витьки загорелись глаза, и он пообещал немедленно поспособствовать. Добыть ключи Витьке не стоило никакого труда: мать, похрапывая, спала на узкой коечке за печкой, а ключи горкой лежали посреди стола.
Через три минуты оба они стояли у чердачной двери, примеривая к замку ключи. Вышедший из соседней двери старик Конюхов подозрительно посмотрел на них и спросил, что это они тут делают. Витька замялся, а Колюнька приветливо и лживо сказал:
— А тетя Настя велела метлы принести, тут они стоят…
— А-а-а, — удовлетворенно протянул Конюхов и, громыхая палкой, пошел вниз по лестнице.
Дверь наконец открылась. Этот плоский чердак не представлял для Кольки никакого интереса. Пахло мышами, стояли старая перевернутая кровать и детская ванночка…
«То ли дело наш…» — мелькнуло у Колюни. И он представил себе, как заберется в самую середину огромной кучи, как загудит самоварная труба и как здорово он там заживет…
Через слуховое окошко они вылезли на крышу. Давно не крашенная плоская крыша, ничем не огороженная, а лишь заканчивающаяся узким отворотом ржавого железа, гулко громыхала под ногами. Вниз смотреть было страшно.
— Нет мяча-то, — прошептал Витька, — где он, твой мяч, а?
А сам зачарованно уставился вниз. Земля круглилась внизу, и было здорово заметно с такой высоты, до чего же она круглая, до чего большая. С одной стороны шли все маленькие дома, и горизонт был как бы открыт, и дома не кончались, а только сливались в серо-зеленой дымке. Самые высокие липы были ниже их. Настоящей листвы еще не было, только легкая прозелень на ветках, и между ними был виден двор, и соседский двор, и кусок улицы с дрожащим трамваем. Каланча казалась близкой и словно уменьшившейся в размере, так же как широкое тело Пименовской церкви.
— Какой мяч? — переспросил Колька, далеко в мыслях отошедший от своей хитрой выдумки. — А, мяч… Да, видно, вон туда скатился, — сказал Колюня и целеустремленно пошел к краю крыши, нависающему над двухэтажкой.
— Ты посиди пока, я слазию на двухэтажку может, там мяч-то, — сказал одержимый своим чердаком Колюня, уже свесив ноги и уцепившись за край крыши. Он разжал пальцы и ловко приземлился на крышу двухэтажки. Крыша эта была горбом, идти по ней было неудобно. Он подошел к растворенному чердачному окну и, держась за приоткрытую раму, глянул вниз.
Он увидел задний двор, большой голый дуб, лишайники сараев, Шуркину голубятню, блестящий, всем двором обожаемый «опель кадет» дяди Димы Орлова… Он присел на корточки — ему хотелось увидеть и то, что было закрыто от его зрения: раскладушку с разноцветными перинами, песочницу, маленьких Нинку и Валерку, только что игравших в песке, доминошный стол…
Старуха Клюквина, позвякивая ключом от чердака, все не могла успокоиться.
— Ишь, выложила свое тряпье под самый нос, — ворчала она.
Потом встала, взяла совок, выгребла из печки немного золы и подошла к окну. Халима как раз отвернулась, а старуха ловким, даже каким-то спортивным движением сыпанула из окна золу прямо на раскладушку и, как маленькая девочка, с хитрым видом спряталась за занавеску — наблюдать за Халимой. Но та вытирала носы двум своим меньшим сыновьям и все не оборачивалась.
И вдруг странная фигура мелькнула прямо перед глазами Клюквиной. Черная, небольшая, она камнем упала сверху, прямо в середину Халиминого тряпья, и раскладушка, хрюкнув, развалилась. Над бледным Колькой стояла Халима. Она взглянула в его лицо, увидела тоненькую струйку крови, вытекающую изо рта, и схватила его на руки.
— Живой? Живой ты? Руки, ноги целые? — И забормотала что-то по-татарски, радостно прижимая к себе этого шкодливого, хитрого, никем во дворе не любимого мальчишку.
И еще не вполне поняв, что же произошло, старуха Клюквина бежала на своих ватных ногах к раскладушке и кричала:
— Он, бес! Не парень, бес! И откуда же это он сверзился?
Кольку, живого и невредимого, но с прокушенным языком, вечером выпороли.
На другой день вредная старуха Клюквина, держа за руку Колюню, торжественно отнесла в подвал Халиме покрытый от мух полотенцем большой пирог с вареньем. Все соседи видели, как Клюквина поклонилась Халиме и сказала громким скандальным голосом:
— Прости меня, Халима. Кушайте на здоровье.
А Халима стояла в дверях, высокая, похожая одновременно на худую лошадь и на пантеру в линялом платке, удивительно красивая.

Читайте также:  Учет себестоимости услуг в медорганизации

Домашнее задание: прочитайте приведенный выше рассказ, напишите развернутый ответ в виде связанного текста (в тетради или в вордовском документе и отправьте или в лс, или Элжур) на следующий вопрос:

Как вы понимаете название рассказа Л.Улицкой «Счастливый случай»?

Ответить на него вам поможет план:
1. Какого автора и какое произведение вы прочитали?
2. Какие две семьи описываются в нем?
3. Какие взаимоотношения были между этими семьями (дружеские или враждебные, как мы это понимаем)
4. Что однажды происходит с внуком Клюквиной?
5. Кто или что его спасает?
6. Меняется ли после этого случая Клюквина? По какому поступку мы это видим?
7. Можно ли сказать, что ,с одной стороны, счастливый случай –это спасение Кольки, а , с другой стороны, это спасение Клюквиной, которая поняла, что быть человеком – это (продолжите мысль…)

Источник

Часть 3. Сочинение (стр. 2 )

Из за большого объема этот материал размещен на нескольких страницах:
1 2 3

Объяснение слов автора, поступка, проблемы текста

Автор текста (писатель, известный публицист и т. д.) ФИО писал: «…»

Автор (рассказывает, сообщает, концентрирует внимание читателя на, подчёркивает, обращает наше внимание, выделяет, замечает, указывает, размышляет над, высказывает интересное предположение по поводу, особо останавливается на, неоднократно возвращается к, ссылается на…) Он поднимает проблему (называется проблема), заставляет читателя задуматься.

Приведу примеры из текста писателя (публициста, автора текста)

Например, (во-первых,) в предложении № ____ автор говорит (размышляет, приводит пример )…, чтобы показать (чтобы читатель мог понять)…..

А в предложении № ___, (во-вторых)… автор говорит (размышляет, приводит пример )…, чтобы показать (чтобы читатель мог понять)…..

Автор прав в том, что…
Нельзя не согласиться с автором в том, что…
Кажется спорной мысль автора о том, что…
Текст (ФИО автора) вызвал во мне противоречивые чувства. С одной стороны, … с другой стороны, …
С автором рассказа трудно не согласиться.
Действительно, …
Хочу поддержать точку зрения автора в том, что…

Тренировочные упражнения по заданию 15.2

15.2 Прочитай текст. Объясните, как Вы понимаете смысл финала текста: «А Халима стояла в дверях, высокая, удивительно красивая». Напишите сочинение-рассуждение. Приведите в сочинении два аргумента из прочитанного текста, подтверждающих Ваши рассуждения.

(1)Летом жёлтая и худая Халима начинала просушивать постель. (2) Она выносила раскладушки и наваливала на них одеяла и перины такой преогромной кучей, что непонятно было, как всё это помещается в двух крошечных подвальных комнатах, где она жила с семьёй.
(3) Куча эта возвышалась как раз под окном Клюквиных, живших на первом этаже двухэтажного дома.
(4) Старуха Клюквина, высунувшись в окно, добросовестно бранила Халиму.
(5) –Колюня, подь сюда! – приказала она своему шкодливому внуку Кольке. (6) –А ну-ка скинь всё!
(7) Колюня с удовольствием побежал во двор и, выждав минуту, когда Халима отлучилась, перевернул раскладушку.
(8) Старуха Клюквина всё стояла у окна и поругивалась. (9) Потом в голову ей пришла, что неплохо бы проветрить свою плюшевую жакетку.(10)Нести во двор она не хотела – а ну как украдут? — и решила проветрить её на чердаке.
(11) Она позвала Кольку и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за ним на чердак.
(12) Старуха отомкнула замок, и они вошли в огромное помещение.
(13) Колюня каждый раз восхищенно замирал перед кучами хлама, жадно разглядывал причудливые очертания. (14) Он ткнулся было туда, но бабка, повесив жакетку на бельевую веревку, потянула его к выходу, замнула низкую дверь и стала спускаться по лестнице. (15) Колюня шёл следом, мучительно соображая, как бы стащить у неё клюс и забраться на чердак.
(16) Он вышел во двор и задумчиво посмотрел на крышу. (17) Трехэтажный дом стоял впритык к их дому, но крыша трехэтажки метра на полтора возвышалась над крышей Колюниного дома. (18) «Если выход на чердак в трехэтажке открыт, можно рискнуть», — решил Колюня.
(19) Он пошёл просить ключ от чердака к дворничихиному Витьке. (20) Колька наврал ему, что на крышу упал Шуркин кожаный мяч и, если Витька поможет достать ему ключ от чердачной двери, они вдвоем, конечно, будут навеки владельцами этого мяча!
(21) У Витьки загорелись глаза. (22)Через три минуты оба они стояли у деревянной чердачной двери.
(23)-Ты посиди пока, я слазию на двухэтажку, может, там мяч-то, — сказал Колюня. (24) Он приземлился на крышу двухэтажки, подошёл к растворенному чердачному окну и гляну вниз.
(25)Колька увидел задний двор, большой дуб, сараи, Шуркину голубятню, присел на корточки: ему хотелось увидеть и раскладушку с разноцветными перинами, песочницу, доминошный стол…

(26) Старуха Клюквина всё не могла успокоиться.
(27)-Ишь, выложила своё тряпьё под самый нос, — ворчала она.
(28) Потом втсала, взяла совок, выгребла из печки золы, подошла к окну и ловким движением сыпанула из окна золу прямо на раскладушку…
(29) И вдруг странная фигура мелькнула прямо перед глазами Клюквиной. (30) Она камнем упала сверху, прямо в середину Халаминого тряпья, и раскладушка развалилась. (31) Над бледным Колькой стояла Халима. (32) Она увидела тоненькую струйку крови, вытекающую изо рта, и схватила его на руки.
(33) –Живой? (34) Руки, ноги целые? – и забормотала что-то, радостно прижимая к себе этого шкодливого, никем во дворе не любимого мальчишку.
(35) И ещё не вполне поняв, что же произошло, старуха Клюквина бежала к раскладушке и кричала:
— Не парень, бес! (36) О откуда же он сверзился?
(37) Колька был жив и невредим, но с прокушенным языком…
(38) Соседи видели, как на другой день вредная старуха Клюквина торжественно отнесла в подвал Халиме большой пирог с вареньем, поклонилась ей и громко сказала:
— Прости, Халима. (39) Кушайте на здоровье.
(40) А Халима стояла в дверях, высокая, удивительно красивая…
(По Л. Улицкой)

Читайте также:  Гипернатриемия возникает при тест

Задание 2. Сравни сочинения учеников. Выяви их достоинства и недостатки. Выставь баллы по критериям.

1 вариант
Писательница Улицкая в финале рассказа пишет: «А Халима стояла в дверях, высокая, удивительно красивая». Автор заставляет читателя задуматься, что такое великодушие. Приведу примеры из текста.
Например, в предложении №34 Халима проявила великодушие к Кольке, ведь она могла стоять и равнодушно смотреть на мальчика, который вместе со своей бабкой делал гадости. Но вместо этого она встревоженно подбежала к нему и спросила, всё ли у него в порядке. А в предложениях №38 и 39 автор показывает, что старуха Клюквина увидела Халиму с другой стороны.
Текст автора вызвал у меня чувство радости, потому что всё благополучно закончилось, и старуха Клюквина теперь по-другому будет относиться к Халиме.

2 вариант
В своём рассказе «Счастливый случай» писательница А. Улицкая в финале пишет: «А Халима стояла в дверях, высокая, удивительно красивая». Автор подчеркивает, как Халима незаметно изменилась, совершив великодушный поступок. Приведу примеры из текста писательницы.
Например, в предложении №1 автор говорит о героине жёлтая и худая»,

и мы видим, какое впечатление на окружающих производит Халима с первого взгляда. Но в конце рассказа в глазах старухи Клюквиной она становится «высокая и удивительно красивая». Почему? Ведь старуха видела её не в первый раз. Но после благородного поступка Халимы мы видим её настоящей. Внешность и внутренние качества человека часто не совпадают.
Автор текста права в том, что внешность не показатель внутренних качеств человека.

3 вариант
В своём рассказе «Счастливый случай» писательница А. Улицкая в финале пишет: «А Халима стояла в дверях, высокая, удивительно красивая». В тексте поднимается проблема отношений между людьми. Чтобы подтвердить свое мнение, приведу примеры из текста Улицкой.
В предложении №34 автор пишет: «Руки, ноги целые? – и забормотала что-то радостное, прижимая к себе этого шкодливого, никем во дворе не любимого мальчишку». Автор показывает, как Халима переживает за чужого мальчишку, который издевался над ней. А в предложении №7 автор показывает отношение мальчика к Халиме: «перевернул раскладушку».
С автором рассказа трудно не согласиться. Действительно, великодушие — важное свойство характера. Во все времена, несмотря на отношение к тебе других людей, нужно быть бескорыстным и незлопамятным.

Источник



Улицкая счастливый случай тест с ответами

Как только начинало припекать и подсыхала грязь, желтая и худая Халима, повязанная по самые брови шелковым линялым платком, начинала просушивать постель. Она выносила раскладушки и наваливала на них одеяла, коврики, перины такой огромной разноцветной кучей, что непонятно было, как все это помещается в двух крошечных подвальных комнатах, где она жила с бритоголовым мужем Ахметом и множеством разновозрастных детей.

Куча эта возвышалась как раз под окном Клюквиных, живших на первом этаже дощатого двухэтажного дома.

Пока одеяла и подушки грелись на солнце, отдавая накопленную за зиму подвальную сырость, вреднющая старуха Клюквина, высунувшись в окно между цветочными горшками, добросовестно и монотонно бранила Халиму.

— Колюня, Колюня, подь сюда! — приказала она своему шкодливому внуку Кольке. — А ну-ка скинь все!

Колюня с удовольствием побежал во двор и, выждав минуту, когда Халима отлучилась, перевернул раскладушку.

Халима сердилась, нет ли — понять было нельзя. Она была молчалива и терпелива. Она подобрала вещи, сложила на раскладушки и посадила рядом дочку Розку — стеречь.

Халимины выставленные раскладушки обычно служили сигналом — женщины вывешивали на бельевых веревках, натянутых между липами, зимние пальто и одеяла, а на изгородях рассаживались, как огромные разноцветные кошки, толстые подушки. По коврам и половикам хлопали палками, выстреливая облачками уютной домашней пыли.

Старуха Клюквина все стояла у окна и поругивалась. Потом в голову ей пришло, что неплохо бы проветрить свою плюшевую жакетку. Нести во двор она не хотела — а ну как украдут? — и решила проветрить ее на чердаке.

Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.

Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.

Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.

Колюня уже бывал здесь — и каждый раз восхищенно замирал перед кучами хлама, жадно разглядывая причудливые очертания, образованные самоварной трубой, рогатой вешалкой, вставшим на дыбы сундуком и лежащим на боку шкафом, покрытым нежной попоной пыли.

Колька ткнулся было туда, но бабка, повесив жакетку на бельевую веревку, потянула его к выходу. Она замкнула низкую дверь и, переваливаясь на пухлых ногах, стала тяжело спускаться по деревянной лестнице. Колюня шел следом, мучительно соображая, как бы стащить у нее ключ и забраться одному на чердак. Но ключи она несла в руке, а руку опустила в карман передника.

Колюня вышел во двор и задумчиво посмотрел на крышу. Окно на чердаке было приоткрыто; раздвоенный ствол большой липы направлялся было в сторону окна, но потом сворачивал, так что залезть с него на крышу было никак нельзя. Трехэтажный дом, кирпичный, более поздней постройки, стоял впритык к их хлипкому деревянному, стены лепились друг к другу, но крыша трехэтажки, этого небоскреба их квартала, метра на полтора возвышалась над крышей Колюниного дома.

«Если выход на чердак в трехэтажке открыт, можно рискнуть», — решил Колюня.

Одним махом он взлетел на третий этаж. Две двери вели в квартиры, а между ними была еще одна, поплоше, чердачная. Она оказалась запертой. Но Колькина хитроумная голова работала — и он пошел просить ключ от чердака к дворничихиному Витьке. Он ловко наврал ему, что на крышу упал мяч, и не какой-нибудь, а известный во всех дворах района Шуркин кожаный мяч, и что никто из ребят не знает, куда его занесло, а он, Колька, лично видел, как мяч залетел на крышу. И если Витька поможет ему достать ключ от чердачной двери, то они вдвоем будут навеки владельцами Шуркиного мяча!

У Витьки загорелись глаза, и он пообещал немедленно поспособствовать. Добыть ключи Витьке не стоило никакого труда: мать, похрапывая, спала на узкой коечке за печкой, а ключи горкой лежали посреди стола.

Читайте также:  ОБУСЛОВЛЕНЫ ОДНИМ ИЗ ПРОИСХОДЯЩИХ НЕОБРАТИМЫХ ПРОЦЕССОВ

Через три минуты оба они стояли у чердачной двери, примеривая к замку ключи. Вышедший из соседней двери старик Конюхов подозрительно посмотрел на них и спросил, что это они тут делают. Витька замялся, а Колюнька приветливо и лживо сказал:

— А тетя Настя велела метлы принести, тут они стоят…

— А-а-а, — удовлетворенно протянул Конюхов и, громыхая палкой, пошел вниз по лестнице.

Дверь наконец открылась. Этот плоский чердак не представлял для Кольки никакого интереса. Пахло мышами, стояли старая перевернутая кровать и детская ванночка…

«То ли дело наш…» — мелькнуло у Колюни. И он представил себе, как заберется в самую середину огромной кучи, как загудит самоварная труба и как здорово он там заживет…

Через слуховое окошко они вылезли на крышу. Давно не крашенная плоская крыша, ничем не огороженная, а лишь заканчивающаяся узким отворотом ржавого железа, гулко громыхала под ногами. Вниз смотреть было страшно.

— Нет мяча-то, — прошептал Витька, — где он, твой мяч, а?

А сам зачарованно уставился вниз. Земля круглилась внизу, и было здорово заметно с такой высоты, до чего же она круглая, до чего большая. С одной стороны шли все маленькие дома, и горизонт был как бы открыт, и дома не кончались, а только сливались в серо-зеленой дымке. Самые высокие липы были ниже их. Настоящей листвы еще не было, только легкая прозелень на ветках, и между ними был виден двор, и соседский двор, и кусок улицы с дрожащим трамваем. Каланча казалась близкой и словно уменьшившейся в размере, так же как широкое тело Пименовской церкви.

— Какой мяч? — переспросил Колька, далеко в мыслях отошедший от своей хитрой выдумки. — А, мяч… Да, видно, вон туда скатился, — сказал Колюня и целеустремленно пошел к краю крыши, нависающему над двухэтажкой.

— Ты посиди пока, я слазию на двухэтажку может, там мяч-то, — сказал одержимый своим чердаком Колюня, уже свесив ноги и уцепившись за край крыши. Он разжал пальцы и ловко приземлился на крышу двухэтажки. Крыша эта была горбом, идти по ней было неудобно. Он подошел к растворенному чердачному окну и, держась за приоткрытую раму, глянул вниз.

Он увидел задний двор, большой голый дуб, лишайники сараев, Шуркину голубятню, блестящий, всем двором обожаемый «опель кадет» дяди Димы Орлова… Он присел на корточки — ему хотелось увидеть и то, что было закрыто от его зрения: раскладушку с разноцветными перинами, песочницу, маленьких Нинку и Валерку, только что игравших в песке, доминошный стол…

Старуха Клюквина, позвякивая ключом от чердака, все не могла успокоиться.

— Ишь, выложила свое тряпье под самый нос, — ворчала она.

Потом встала, взяла совок, выгребла из печки немного золы и подошла к окну. Халима как раз отвернулась, а старуха ловким, даже каким-то спортивным движением сыпанула из окна золу прямо на раскладушку и, как маленькая девочка, с хитрым видом спряталась за занавеску — наблюдать за Халимой. Но та вытирала носы двум своим меньшим сыновьям и все не оборачивалась.

И вдруг странная фигура мелькнула прямо перед глазами Клюквиной. Черная, небольшая, она камнем упала сверху, прямо в середину Халиминого тряпья, и раскладушка, хрюкнув, развалилась. Над бледным Колькой стояла Халима. Она взглянула в его лицо, увидела тоненькую струйку крови, вытекающую изо рта, и схватила его на руки.

— Живой? Живой ты? Руки, ноги целые? — И забормотала что-то по-татарски, радостно прижимая к себе этого шкодливого, хитрого, никем во дворе не любимого мальчишку.

И еще не вполне поняв, что же произошло, старуха Клюквина бежала на своих ватных ногах к раскладушке и кричала:

— Он, бес! Не парень, бес! И откуда же это он сверзился?

Кольку, живого и невредимого, но с прокушенным языком, вечером выпороли.

На другой день вредная старуха Клюквина, держа за руку Колюню, торжественно отнесла в подвал Халиме покрытый от мух полотенцем большой пирог с вареньем. Все соседи видели, как Клюквина поклонилась Халиме и сказала громким скандальным голосом:

— Прости меня, Халима. Кушайте на здоровье.

А Халима стояла в дверях, высокая, похожая одновременно на худую лошадь и на пантеру в линялом платке, удивительно красивая.

Источник

Улицкая счастливый случай тест с ответами

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 273 537
  • КНИГИ 642 396
  • СЕРИИ 24 483
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 603 830

Как только начинало припекать и подсыхала грязь, желтая и худая Халима, повязанная по самые брови шелковым линялым платком, начинала просушивать постель. Она выносила раскладушки и наваливала на них одеяла, коврики, перины такой огромной разноцветной кучей, что непонятно было, как все это помещается в двух крошечных подвальных комнатах, где она жила с бритоголовым мужем Ахметом и множеством разновозрастных детей.

Куча эта возвышалась как раз под окном Клюквиных, живших на первом этаже дощатого двухэтажного дома.

Пока одеяла и подушки грелись на солнце, отдавая накопленную за зиму подвальную сырость, вреднющая старуха Клюквина, высунувшись в окно между цветочными горшками, добросовестно и монотонно бранила Халиму.

– Колюня, Колюня, подь сюда! – приказала она своему шкодливому внуку Кольке. – А ну-ка скинь все!

Колюня с удовольствием побежал во двор и, выждав минуту, когда Халима отлучилась, перевернул раскладушку.

Халима сердилась, нет ли – понять было нельзя. Она была молчалива и терпелива. Она подобрала вещи, сложила на раскладушки и посадила рядом дочку Розку – стеречь.

Халимины выставленные раскладушки обычно служили сигналом – женщины вывешивали на бельевых веревках, натянутых между липами, зимние пальто и одеяла, а на изгородях рассаживались, как огромные разноцветные кошки, толстые подушки. По коврам и половикам хлопали палками, выстреливая облачками уютной домашней пыли.

Старуха Клюквина все стояла у окна и поругивалась. Потом в голову ей пришло, что неплохо бы проветрить свою плюшевую жакетку. Нести во двор она не хотела – а ну как украдут? – и решила проветрить ее на чердаке.

Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.

Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.

Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Источник