Меню

Основания для признания сделки недействительной

Основания для признания сделки недействительной

Редакция сайта klerk.ru «Клерк» — крупнейший сайт для бухгалтеров. Мы не берем денег за статьи, новости или скачивание документов. Мы делаем все, чтобы сделать работу бухгалтеров проще.«Клерк»

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям норм права, является ничтожной (недействительной). Критерием недействительности, таким образом, выступает несоответствие условий сделки требованиям правового акта. Нормативный акт может иметь силу закона либо подзаконного акта. Отраслевая принадлежность правовых норм, противоречие которым может влечь за собой недействительность сделки, не имеет значения.
Однако закон может признавать некоторые противоправные сделки не ничтожными, а оспоримыми, а также предусматривать особые последствия их недействительности. Примером являются ст. 162 ГК о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки и п. 3 ст. 572 ГК о последствиях ничтожного договора дарения.

Закон выделяет группу недействительных сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, признает такие сделки ничтожными и определяет их последствия, которые носят конфискационный характер.
Основы правопорядка — это установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение правовых предписаний и защиту основных прав и свобод граждан.
Условием применения ст. 169 ГК РФ является наличие умысла хотя бы у одного участника сделки. ГК не содержит определения умысла; доктрина и судебная практика исходят из его общепринятого определения, как оно трактуется в современном праве. Умысел означает понимание противоправности последствий совершаемой сделки и желание их наступления (прямой умысел) или хотя бы допущение таких противоправных последствий (косвенный умысел). Наличие умысла не может предполагаться, а должно быть доказано.
Правовые последствия таких сделок заключаются в следующем. При наличии умысла у обеих сторон, в случае исполнения сделки обеими сторонами, все полученное ими имущество по сделке, взыскивается в доход государства. Если сделка была исполнена лишь одной стороной, то с другой стороны взыскивается все полученное ею, а также все причитавшееся с нее первой стороне, что также идет в доход Российской Федерации. В случае наличия умысла лишь у одной из сторон, все полученное по сделке, должно быть возращено другой стороне, а полученное последней, либо причитавшееся ей, взыскивается в доход Российской Федерации.

Ничтожны мнимые и притворные сделки. Сделка, не направленная на создание соответствующих ей правовых последствий, является мнимой. Мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами их обязательств.
Притворная сделка также не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий, прикрывает иную волю участников сделки и в силу этого признается ничтожной. В этих случаях применяются правила о сделке, которую участники действительно имели в виду (например, если вместо купли-продажи имущества стороны оформили его дарение, подлежат применению правила о договоре купли-продажи).
В случае, если мнимые и притворные сделки прикрывают сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности, подлежат применению последствия конфискационного характера, предусмотренные ст. 169 ГК РФ.

Ничтожными являются все сделки гражданина, признанного недееспособным.
Признание гражданина недееспособным производится судом, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным, влечет отсутствие предусматриваемых ею правовых последствий, а при исполнении сделки — двустороннюю реституцию полученного имущества в натуре, а при невозможности возврата имущества, производится денежное возмещение его стоимости. Кроме того, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны, то она обязана возместить понесенный другой стороной реальный ущерб. Сделка, совершенная недееспособным, в его интересах может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого лица.
Такие же последствия влечет сделка, заключенная гражданином, признанным ограниченно дееспособным в судебном порядке. Но в отличие от полностью недееспособных лиц, ограничено дееспособные лица могут совершать мелкие бытовые сделки.

Сделка совершенная дееспособным гражданином, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значения своих действий или руководить ими, по иску этого лица либо иных лиц, чьи права нарушены, суд может признать сделку недействительной. Причины, вызвавшие неспособность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, правового значения не имеют. Иногда они вызываются посторонними для сделки обстоятельствами (заболевание, гибель близких, физическая травма, стихийное бедствие и т.д.), но могут зависеть и от поведения самого гражданина (алкогольное опьянение).
Факт совершения гражданином сделки в момент, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, должен быть надлежащим образом доказан. Свидетельские показания, как правило, будут недостаточными; нужно заключение соответствующих медицинских органов, и может оказаться необходимым проведение экспертизы.

Если сделка заключена несовершеннолетним гражданином в возрасте от 6 до 14 лет, то она является ничтожной (однако это не относится к мелким бытовым сделкам и другим сделкам, предусмотренным п.п.2 и 3 ст. 28 ГК РФ). По требованию родителей, усыновителей или опекуна, такая сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.
К ничтожным сделкам лица, не достигшего 14 лет, применяются последствия, установленные ст. 171 ГК РФ: двусторонняя реституция и возмещение реального ущерба, понесенного несовершеннолетним.
Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.
Данное правило не распространяется на несовершеннолетних, ставших полностью дееспособными, например, при вступлении в брак, а также в случае эмансипации граждан.
Признание сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет недействительной влечет двустороннюю реституцию и возмещение дееспособной стороной реального ущерба, понесенного недееспособным контрагентом.
Сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет являются оспоримыми, и суд вправе признать их действительными полностью или частично, если она совершена к выгоде несовершеннолетнего.

Суд может признать недействительной сделку, совершенную под влиянием заблуждения.
Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, перестает отвечать признакам сделки, ибо выражает волю ее участников неправильно, искаженно и, соответственно, приводит к иному результату, нежели тот, который они имели в виду. В интересах защиты прав ГК РФ предусматривает возможность признания такой сделки недействительной по иску заблуждавшейся стороны, которой может быть как гражданин, так и юридическое лицо.
Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.
В случае признания сделки недействительной ввиду наличия существенного заблуждения применяются правила п. 2 ст. 167 ГК, т.е. взаимная реституция.
Кроме того, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.
Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в т.ч. к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки.
Насилием является причинение участнику сделки (его близким) физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки. Насилие должно выражаться в незаконных, однако необязательно уголовно наказуемых действиях, например насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения.
Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки.
Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место, во-первых, при наличии их умышленного сговора, во-вторых, при возникновении вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от сделки, или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому
Стечение тяжелых обстоятельств (кабальность сделки) само по себе не является основанием недействительности сделки. Для этого необходимы два условия: а) заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне, а не просто невыгодных условиях, б) наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.
Если сделка признана недействительной по одному из оснований, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Исковые требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки могут быть предъявлены в течение трех лет со дня, когда началось ее исполнение. Установленный срок исковой давности применяется также к требованиям, срок предъявления которых (установленный ранее ГК РФ) не истек до 26.07.2005г., т.е. до дня вступления в законную силу ФЗ от 21.07.2005г. № 109-ФЗ «О внесении изменений в ст. 181 части первой ГК РФ». Исковые требования о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности могут быть предъявлены в течение одного года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, или со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основаниями для признания сделки недействительной.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что признание сделки недействительной классифицируется по видам недействительности сделки:
— сделки с пороками субъектного состава (сделки, связанные с недееспособностью стороны (гражданина), сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности, сделки, совершаемые с нарушением полномочий);
— сделки с пороками воли и волеизъявления (сделки, совершенные без внутренней воли, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно);
— сделки с пороками содержания (сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, а также мнимые и притворные сделки);
-сделки с пороками формы (несоблюдение установленных законодательством предписаний о соблюдении нотариальной формы, несоблюдение формы договора или требований о государственной регистрации);

Таким образом, порок любого или нескольких элементов сделки, то есть их несоответствие действующему законодательству, приводит к ее недействительности. Признание сделки недействительной связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате ее исполнения. Если ни одна из сторон не допустила умысла при совершении сделки, признанной недействительной, то каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а если возврат невозможен заменить исполнение в натуре денежной компенсацией (двусторонняя реституция).
К стороне, проявившей недобросовестность при совершении сделки могут быть применены конфискационные меры, т.е все исполненное по недействительной сделке получает обратно только добросовестная сторона (односторонняя реституция).
Если обе стороны действовали умышленно при заключении сделки, признанной недействительной, как совершенной с целью противоправной основам правопорядка и нравственности, то все, что было передано во исполнение или должно быть передано по сделке, взыскивается в доход Российской Федерации.

Источник

Недействительность сделок в гражданском законодательстве

Адвокатам рассказали о том, что понимать под сделкой, основаниях признания ее недействительной и оспоримой, а также спорных аспектах в действующем законодательстве

6 мая Федеральная палата адвокатов РФ провела очередной обучающий вебинар. С лекцией на тему «Недействительность сделок в ГК» выступил главный редактор Журнала РШЧП, руководитель образовательных программ Lextorium.com, профессор и директор Центра сравнительного права НИУ «Высшая школа экономики», арбитр МКАС, Арбитражного центра при РСПП, действительный государственный советник юстиции 2 класса, кандидат юридических наук Андрей Егоров.

В начале выступления спикер напомнил, что согласно ст. 153 ГК РФ под сделками понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. По мнению Андрея Егорова, в данном определении отсутствует очень важный признак, что сделкой признается действие, не просто направленное на возникновение правовых последствий, но и способное породить их только потому, что на это есть воля субъекта. Очень важно, заметил ученый, отличать сделки от действий, которые не являются сделками, – определяющим критерием в данном случае выступает наличие объективных действий лица, порождающих правовые последствия, при этом его намерение не имеет значения.

Читайте также:  Sennheiser HD 380 Pro с отсоединяемым кабелем

Верховный Суд РФ в п. 50 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 указал, что для целей применения правил о недействительности сделок следует учитывать, что сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачете, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки). Спорным моментом здесь, по мнению эксперта, является признание долга. Так, ВС РФ считает, что это сделка, в то время как согласно классической теории сделкой это не является. Поэтому ВС РФ, назвав признание долга сделкой, либо ошибся, либо имел в виду что-то иное (например, только такой вид признания долга, который происходит уже после наступления исковой давности (ст. 206 ГК РФ)).

Была рассмотрена и такая категория сделок, как сделки, требующие восприятия. Лектор отметил, что эта разновидность сделок характерна только для односторонних сделок, которые подразделяются на требующие восприятия (акцепт, отказ от договора, зачет) и не требующие его (завещание, решение о создании юридического лица) – это важно понимать, чтобы разобраться, с какого момента сделка считается совершенной. Большинство односторонних сделок, добавил Андрей Егоров, относятся к сделкам, требующим восприятия. Таким образом, если сделка совершена, воля стороны изъявлена, но адресат, для которого данная сделка порождает правовые последствия, не уведомлен об указанном волеизъявлении (например, не получил соответствующее письмо), сделка считается недействительной (в смысле – не производит правовых последствий).

Касательно сделок при банкротстве ученый отметил, что по общему правилу исполнение обязательств не является сделкой, при этом нужно обратить внимание на то, в чем состоит соответствующее исполнение. Андрей Егоров пояснил, что при банкротстве в российском праве оспариваются именно сделки – преференциальные, фраудаторные (подозрительные) и сделки с неравноценным встречным исполнением (ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). В связи с этим возникает вопрос: что понимается под сделками в банкротном праве? Чаще всего, добавил спикер, под ними понимается исполнение обязательств, и оно также может оспариваться (за исключением, разве что сугубо фактических действий типа чтения лекций и прочих услуг).

Лектор подчеркнул, что при банкротстве понятие оспариваемой сделки должно быть гораздо шире, чем общегражданское понятие сделки. По его мнению, в данном случае правильнее было бы поступать так же, как предусмотрено романо-германской правовой системой, – назвать акты, оспариваемые при банкротстве, юридическими действиями, а не сделками. В эту категорию, добавил Андрей Егоров, подпадает многое из того, что в гражданском праве не признается сделкой. Например, в романо-германском праве разрешается оспаривать незаявление о пропуске исковой давности, в то время как российское банкротное право испытывает с этим сложности. «Банкротное право – это ²вещь в себе²», – подчеркнул Андрей Егоров, добавив при этом, что в российском гражданском праве есть множество ситуаций, когда один и тот же термин понимается по-разному, в разных контекстах и разных обстоятельствах.

Были также рассмотрены обязательственные и распорядительные сделки – еще одна доктринальная классификация, которая имеет прикладной характер. По словам спикера, практическое значение распорядительных сделок очень велико. Распорядительные сделки, пояснил он, – акты распоряжения правом (в частности, передача данного права, его обременение или прекращение. Причем это не только перенос права собственности, но и отказ от него, заявление о снятии залога, заявление о зачете, односторонний отказ от договора). Для таких сделок предусмотрены особые основания недействительности: отсутствие права, которым распоряжается субъект правоотношений, а также отсутствие распорядительной власти. На них распространяется принцип «никто не может передать больше прав, чем имеет сам».

Спикер привел примеры вариантов ограничения распорядительной власти. Так, согласно ГК РФ сдать вещь в аренду может только собственник. «Это грубая ошибка действующего правопорядка», – считает Андрей Егоров. Дело в том, пояснил он, что ограничения, присущие распорядительным сделкам, установлены для аренды, в то время как аренда является не распорядительной сделкой, а обязательственной. Ученый добавил, что Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении Пленума от 17 ноября 2011 г. № 73 попытался исправить эту ошибку, однако получилось лишь сильно сократить ее применение, но не отменить данную норму в целом.

Далее эксперт пояснил разницу между ничтожной и оспоримой сделками. Так, последняя оспаривается только в суде, а первая является недействительной независимо от решения суда. По словам Андрея Егорова, ранее действовало правило о том, что ничтожной признается сделка, которая нарушает закон, а остальные сделки относятся к оспоримым. «Это было не очень удачное решение, – полагает он. – Во-первых, было непонятно, что такое ²сделка, не соответствующая требованиям закона². Во-вторых, практика выявила много случав, когда по существу сделка должна быть оспорима, но закон ²забыл² назвать ее таковой (например, крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность). Сейчас ст. 168 ГК РФ содержит правило, согласно которому сделка является оспоримой, и всего два критерия, по которым сделка признается ничтожной. Но это, по мнению спикера, еще более грубая ошибка, чем было раньше.

В связи с этим эксперт призвал адвокатов, столкнувшихся на практике с указанной нормой, бороться за решение этой проблемы. По общему правилу, подчеркнул он, сделка, совершенная в нарушение закона, должна быть ничтожна. В Постановлении ВС РФ № 25 (п. 74 и 75) фактически была произведена «контрреволюция», которую можно охарактеризовать в положительном ключе. Согласно п. 74 данного постановления «договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. Например, ничтожно условие договора доверительного управления имуществом, устанавливающее, что по истечении срока договора переданное имущество переходит в собственность доверительного управляющего».

Также, как отметил лектор, если нарушено существо законодательного регулирования, сделка признается ничтожной, и это «мостик», проложенный из Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 к Постановлению Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 о свободе договора и ее пределах, где также подчеркивается, что свобода договора заканчивается там, где начинается существо законодательного регулирования.

При этом, добавил Андрей Егоров, особое значение имеет п. 75 Постановлении ВС РФ № 25, где речь идет о публичных интересах. Они понимаются весьма широко – как нарушение любой императивной нормы, содержащей запрет закона. Спикер подчеркнул, что запрет закона – особая техника, характерная для романо-германского правопорядка. «Совершенно правильная идея, что запретом закона признается нарушение публичного интереса при совершении сделки», – отметил он. Лектор добавил, что запрет закона не следует путать с императивной нормой: это такая техника, при которой можно признать недействительной сделку, которая нарушает то, за что законодатель хотел наказать ее недействительностью. Данный вопрос решается по усмотрению судьи. Подробнее практики и судьи могут посмотреть об этом в проекте концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса, который был опубликован весной 2009 г. (Вестник ВАС РФ № 4) и доступен на сайте Исследовательского центра частного права.

Еще одна идея лектора заключалась в том, что ст. 169 ГК РФ нужна для того, чтобы признать недействительной сделку, которая прямо не запрещена законом, но противоречит «духу права». Данная статья, полагает он, имеет большой потенциал в экономическом обороте. Несмотря на то что детально Постановление ВС РФ № 25 не решает указанную выше проблему (например, в п. 85), «росток» правильного толкования ст. 169 ГК РФ заложен в его абз. 3 п. 17. Кроме того, имеет место конкуренция двух правовых оснований ничтожности сделок – ст. 10 и 168 ГК РФ, с одной стороны, и ст.169 ГК РФ – с другой. Эксперт подчеркнул, что практика признания сделок ничтожными по ст. 10 и 168 была создана Президиумом ВАС РФ в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 мая 2008 г. № 15756/07 и далее закрепилась тогда, когда ст. 169 ГК РФ фактически не применялась судами (ввиду наличия в ней штрафной санкции – конфискации в доход государства).

В современной ситуации статья 169 ГК РФ должна быть восстановлена в своих правах, а практика оспаривания по ст. 10 и 168 ГК РФ должна постепенно сходить на нет.

В заключение спикер ответил на многочисленные вопросы участников вебинара.

С сопроводительными материалами к лекции можно ознакомиться здесь.

Обращаем внимание, что сегодня, 6 мая, вебинар будет доступен до 00.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в понедельник, 11 мая.

Источник



Сделка признается действительной при наличии тест

Библиографическая ссылка на статью:
Боровлева М.А. Действительность как основное свойство сделки // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 2 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2016/02/63314 (дата обращения: 18.06.2021).

В современных условиях жизни сделки играют большую роль в регулировании гражданско-правовых отношений. Это связано с развитием рыночных отношений и усложнение товарно-денежного оборота, с предоставлением более широких прав гражданам при выборе их варианта поведения, и в целом, с демократизацией российского общества. В данном контексте сделка приобретает значение и качество юридического факта, то есть ее целью является создание, изменение или прекращение определенных гражданско-правовых отношений. Для того, чтобы сделка стала обладать качествами юридического факта, необходимо, чтобы она обладала таким свойством, как действительность. Действительность сделки означает признание за ней качеств юридического факта, который порождает тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки при ее заключении. Действительность сделки определяется законодательством посредством определенной системы условий:

а) законность содержания сделки, т.е. содержание сделки должно соответствовать нормативным актам;

б) воля субъектов сделки должна формироваться в нормальных условиях, а волеизъявление соответствовать их внутренней воле. Эти элементы необходимы и равнозначны, в их единстве заложена сущность сделки;

в) требования к субъектам сделки: способность физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке, то есть предусмотренная законом сделкоспособность, вытекающая из правоспособности и дееспособности;

г) соблюдение формы сделки, которая установлена законодательством для данного вида сделок.

Наличие совокупности всех названных условий делает сделку действительной. Действительность сделки – это такое качество сделки, которое позволяет ей выступить непосредственно тем юридическим фактом и породить те правовые последствия, к которым стремились субъекты права при заключении сделки. Важно, чтобы субъекты права при заключении сделки следовали и соблюдали все четыре условия действительности, так при нарушении хотя бы одного из них сделка будет признана недействительной: статья 168 ГК РФ Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта, статья 171 ГК РФ Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным и др. ГК РФ содержит «санкции» в виде признания сделки недействительной (ничтожной или оспоримой) в случае каждого нарушения условий действительности. Для действительности сделки характерно определенное содержание, которое четко определено и позволяло бы установить то, что желали стороны. Содержание может быть четно определено сразу либо изначально не определено, но имеются ясные указания, позволяющие определить содержание сделки.

Основная часть сделки – это ее содержание. Под содержанием следует понимать совокупность всех составляющих условий – существенных и условий, которые желают включить в сделку сами стороны. Законность содержания означает соответствие содержания сделки требованиям законодательства РФ. Однако, употребление термина «законодательство», который использует ГК РФ в статье 3, определяя Гражданское законодательство и иные акты, содержащие нормы гражданского права, недопустимо. В данном случае ГК РФ «законодательство» сводит к узкому пониманию, имея ввиду лишь Федеральные законы. Поэтому говоря о законности содержания сделки, правильнее использовать выражение соответствия условий сделки нормативным актам. Это предполагает ее соответствие не только Федеральному закону, но и актам Правительства, Президента, т.е. подзаконным актам.

Относительно содержания условия о законности сделки в ученой среде не сложилось единого мнения и данный вопрос и по сей день остается дискуссионным. Так, можно выделить три основные точки зрения по данной проблеме. Большинство цивилистов придерживается мнения, что требование законности, предъявляемое к сделке, трактуется как соответствие содержания сделки действующим нормативным актам.

Другие придерживаются мнения, что условия сделки можно разделить на фактические и юридические условия. Юридические требования заключаются непосредственно в установлении законности сделки. Однако, законность сделки, по мнению сторонников данной точки зрения, выражается не только в соответствии ее содержания нормативным актам, но также и в управомоченности лица, совершающего сделку. Например, сделка по продаже чужой вещи будет признана недействительной. Фактические требования заключаются в установлении реальной, то есть фактической возможности осуществлять права или исполнять обязанности, которые возлагаются на субъект по сделке.

Третьи ученые-цивилисты делят условия, предъявляемые к сделке на три составляющих: законность содержания, возможность исполнения, определенность содержания [1, с.6].

На наш взгляд, условие законности сделки включает две составные взаимодополняющие части. Первая часть – это соответствие условий сделки негативным требованиям нормативных актов. Отсюда следует, что содержание сделки (т.е. включенные в нее условия) должно соответствовать запрещающим нормам нормативно-правовых актов (условия, которые запрещено включать в сделку). Вторая часть – позитивные требования нормативных актов. Для того, чтобы сделка стала действительной, она должна содержать необходимое количество существенных условий, установленных законом в качестве таковых. Эти условия обладают определенностью содержания и реальностью исполнения.

Читайте также:  Тест на определение риск профиля инвестора

Однако, для признания сделки действительной мало лишь соответствия ее закону. Важно и правовое положение субъектов, желающих выступить сторонами сделки. Сделка по своей сути является волевым действием сторон, поэтому совершать ее могут лишь дееспособные граждане, а лица, обладающие ограниченной или частичной дееспособностью, могут выступать сторонами лишь в сделках, прямо указанных в законе. Для юридических лиц применяются иные правила. Если они обладают общей правоспособностью, то в силу закона они вправе совершать любые сделки, не запрещенные законом для юридических лиц. Для юридических лиц со специальной правоспособностью существует дополнительное ограничение: наряду со сделками, противоречащими закону, им запрещается совершать сделки, противоречащие целям их деятельности, которые закрепляются в учредительных документах организаций. Так же отдельные сделки могут совершаться юридическими лицами лишь при наличии специального разрешения – лицензии.

Однако Е.А. Суханов отмечает то, что способность лица к участию в сделке нельзя сводить лишь к вопросу о дееспособности или недееспособности. Он отмечает: «Способность участия в сделке заключается в «легитимности» (то есть соответствующей закону способности) лица к совершению сделки. Поэтому способность лица к участию в сделке также означает наличие у лица права распоряжения предметом сделки». Например, для передачи вещи в залог залогодатель должен владеть этой вещью на праве собственности, а для совершения сделки субаренды лицо должно обладать правами арендатора [2, с.345].

Любая сделка как действие представляет собой единство внутренней воли и соответствующего внешнего волеизъявления. Поэтому при отсутствии какого-либо из этих элементов или несоответствие между ними позволяет говорить о том, что сделка не приобретет юридической силы и не будет порождать последствий, к которым стремились субъекты при ее заключении. Как известно, воля субъекта формируется под влиянием различных факторов, а волеизъявление выступает непосредственным выражением воли субъекта[3, с.85]. Требованием к волеизъявлению выступает то, что оно должно правильно отражать внутреннюю волю субъекта и доводить ее до сведения участников сделки без искажений. Законом установлено, что доведение внутренней воли до остальных участников сделки должно совершаться только в определенной законом форме. Если доведение происходит в неустановленной законом форме, то это приводит к недействительности сделки.

Важное значение для действительности сделки имеет и форма сделки. Закон предусматривает две формы сделки: устную и письменную (простую письменную, нотариально удостоверенные сделки и сделки подлежащие государственной регистрации). В законодательстве четко установлено, какие сделки могут совершаться в устной форме, а соответственно все остальные должны совершаться в письменной форме. Несоблюдение устной формы сделки представить довольно сложно, поэтому и сказать о том, что это отражается на действительности сделки сказать не представляется возможным. В то время как несоблюдение простой письменной формы сделки, установленной законом, всегда лишает стороны такой сделки права приводить свидетельские показания в подтверждение факта совершения сделки.

По общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки не влияет на её действительность. Однако, закон содержит и некоторые исключения. Так, ничтожной при несоблюдении простой письменной формы считается, например, внешнеэкономическая сделка. Несоблюдение же нотариальной формы всегда влечёт ничтожность сделки (договор ренты). Следует отметить, что и в данном случае сделка может быть признана действительной по иску добросовестной стороны о признании сделки действительной [4, с.177].

Таким образом, сделки для российского гражданского права являются самым распространенным основанием возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей участников гражданского оборота. Действительность сделки придает ей качество юридического факта, который порождает определенный правовой результат, к которому стремятся субъекты правоотношения. Для того, чтобы сделка породила последствия и была признана действительной, она должна соответствовать определенным условиям: законность содержания, способность субъектов к заключению такой сделки, соответствие воли и волеизъявления участников сделки и соблюдение формы сделки. Если нарушается хотя бы одно из данных условий, то сделка признается недействительной и соответственно не влечет никаких юридических последствий, наступления которых желали ее участники, кроме последствий, связанных с ее недействительностью.

Библиографический список

  1. Семенов М.И. Законность содержания сделки как условие ее действительности // Юрист. – М.: Юрист. 2001. № 5.
  2. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. – 2-е изд., стереотип. – М.: Статут, 2011.
  3. Муртазалиева С.М. Воля и волеизъявление как условия действительности сделок// Вестник ДГУ. 2006. №2.
  4. Параскевова Д.В. Недействительность сделок с пороками письменной формы//Пробелы в российском законодательстве. 2010. №2.

Количество просмотров публикации: Please wait

Источник

Проблемы соотношения недействительных и несостоявшихся сделок

Проблему соотношения недействительных и несостоявшихся сделок можно обозначить всего лишь одним ярким примером из недавней судебной практики, нарочито подчеркивающим идущую долгие годы в правовой науке дискуссию, когда решением арбитражного суда договор признан незаключенным, постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения, однако резолютивная часть после слов «незаключенным» дополнена словами «а потому и недействительным», а постановлением кассационной инстанции из резолютивной части решения слова «а потому и недействительным» в отношении незаключенного договора, включенные в решение судом апелляционной инстанции, исключены.

Исполнение же недействительной сделки сделочное обязательство никогда ни при каких обстоятельствах не создаст: в любом случае, должно возникнуть правоотношение, связанное с применением последствий признания сделки недействительной. Этим несостоявшаяся сделка и отличается от сделки недействительной. То есть незаключенный договор- это незавершенный состав (по выражению Л. Эннекцеруса, «сделка в неопределенном состоянии»), который в любой момент может стать завершенным, т. е. в принципе его недостатки от воли сторон носят устранимый характер. Недействительный же- имеет завершенный состав, без изменения существа самого правоотношения он не сможет стать действительным (действительным он станет, если изменится сама сущность взаимоотношений сторон), стороны будут вынуждены заключить новый договор, лишенный тех недостатков, из-за которых предыдущий оказался недействительным.

Д. О Тузов, рассматривая возможность исцеления (конвалидации) ничтожных сделок, приходит к выводу о том, что такие сделки должны быть выделены классификационно. Более целесообразно рассматривать эти случаи среди несостоявшихся сделок, т. е. сделок с незавершенным составом, выделяя их отдельно от недействительных.

Также ошибочное исполнение несостоявшихся сделок в некоторых случаях влечет возникновение обязательства из неосновательного обогащения. В случае же с исполнением недействительной сделки возникает обязательство по применению последствий ее недействительности.

Субсидиарное применение норм о неосновательном обогащении к последствиям недействительности сделки (ст. 1103 ГК РФ) указывает на некоторое сходство, однако, не должно означать тождества этих последствий.

Более целесообразным будет разделение недействительных сделок и действий, не состоявшихся как сделки, в самостоятельные группы.

В соответствии с законодательством можно выделить следующие основания, по которым сделку следует считать несостоявшейся:

  • несоблюдения формы договоров, когда стороны договорились заключить договор в определенной форме, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась (абз. 2 п. 1 ст. 434 ГК РФ);
  • несоблюдения требования о государственной регистрации, когда такая регистрация обязательна для договоров данного вида (п. 3 ст. 433 ГК РФ);
  • несогласования всех существенных условий договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ);
  • если не состоялась передача имущества по договору, по которому таковая обязательна (п. 2 ст. 433 ГК РФ);
  • если на оферту не получен акцепт (п. 1 ст. 433 ГК РФ), несвоевременный акцепт оферты (ст. 440, 441 ГК РФ).

Рассмотрев эти основания, а также основания для признания сделок недействительными, можно заметить, что в законодательстве нет четкого, научно обоснованного критерия, следствием чего являются следующие проблемы:

  • одно и то же основание в законодательстве служит и для признания сделки недействительной, и для признания сделки несостоявшейся;
  • основание, по своей правовой природе служащее критерием для выделения несостоявшейся сделки, в соответствии с законодательством является основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии с п. 2 ст. 162 ГК РФ «в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность», в соответствии с п. 1 ст. 165 ГК РФ «несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность». В соответствии же с абз. 2 п. 1 ст. 434 ГК РФ, «если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы. », «договор считается заключенным, если между сторонами в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям» (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Таким образом, в случае несоблюдения простой письменной или нотариальной письменной формы сделки предусмотрено два разных вида последствий: признание договора незаключенным и признание его недействительным, что неправильно.

Также в соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ «договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом». В соответствии же с п. 1 ст. 165 ГК РФ «несоблюдение. в случаях, установленных законом, требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность». То есть в случае несоблюдения требования о государственной регистрации сделки сделка считается или несостоявшейся, или недействительной. В судебной практике различие проводится по следующему критерию: если в отношении конкретного вида сделки, государственная регистрация которой обязательна, указано, что в случае несоблюдения этого требования сделка является недействительной, то такая сделка признается недействительной; если не указано- незаключенной. Опять же получается правовой дуализм, который ничем не оправдан.

Нет достаточных оснований считать сделку недействительной в случаях, когда субъект сделки не отвечает требованиям, к нему предъявляемым, т. к. сделку может совершить лишь лицо, отвечающее определенным требованиям (возраст, дееспособность). Если сделку совершает лицо, не отвечающее этим требованиям, значит, нет и собственно сделки, налицо несостоявшаяся сделка. И. Б. Новицкий совершенно справедливо отмечал, что, «если несовершеннолетний, достигший возраста 14 лет, совершит сделку, не получив согласия законного представителя, эта сделка будет иметь значение незавершенной сделки. Сделка считается незавершенной до тех пор, пока не разрешится вопрос: будет ли выполнен недостающий правообразующий момент (согласие законного представителя) или его так и не последует». Конструкция исцелимости такой сделки (путем дачи согласия как недостающего для ее образования элемента) больше подходит для несостоявшихся сделок. Кроме того, сделки, совершенные несделкоспособными субъектами, не должны являться недействительными (гражданскими правонарушениями) и потому, что в соответствии с общей теорией права правонарушителем может быть лишь дееспособный и достигший установленного законом возраста субъект.

Нет оснований считать несостоявшимися сделки в случае несоблюдения требования об их государственной регистрации, а также считать незаключенными соглашения о передаче имущества без факта передачи имущества (для реальных договоров). Дело в том, что государственная регистрация и передача имущества не являются стадией заключения договора.

Что касается государственной регистрации, то «нотариальное удостоверение и государственная регистрация- юридически значимые действия, совершаемые не сторонами договора, а уполномоченными на это государственными органами (должностными лицами). Следовательно, воля вступающих в договор участников имущественного оборота непосредственного выражения в указанных действиях не находит. нотариальное удостоверение и государственная регистрация вообще находятся за пределами понятия договора-сделки, т. е. соглашения (единого волевого акта) его сторон. Еще одним аргументом в пользу такого вывода служит существование в законе так называемой реанимации (исцеления) сделок, совершенных с нарушением нотариальной формы, а также требования о государственной регистрации (п. 2 и 3 ст. 165 ГК РФ). Дело в том, что сама возможность реанимации обусловлена тем, что стороны, пусть и не оформив надлежаще свое соглашение, а также не зарегистрировав его в установленном порядке, вместе с тем воли все-таки согласовали». Государственная регистрация- как формальное условие обеспечения государственной защиты прав лица, возникающих из договорных отношений, объектом которых является недвижимое имущество,- призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов. Она не затрагивает самого содержания указанного гражданского права, не ограничивает свободу договоров. и потому не может рассматриваться как недопустимое произвольное вмешательство государства в частные дела.

Что касается передачи имущества по реальному договору как стадии заключения договора, то в соответствии с п. 3 ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли его сторон. «Поскольку редакция этой нормы не содержит упоминания о том, что для заключения договора необходимо еще кое-что (помимо согласованной воли), то по сути нормы о реальных сделках противоречат названному положению Кодекса». Передача вещи по реальному договору — это скорее не условие заключения договора, а способ (механизм) заключения договора. А иначе — стороны, заключая, например, договор купли-продажи и ставя в качестве его существенного условия исполнение обязанности по передаче товара продавцом первым, считают передачу имущества условием заключения такого договора. Таким образом, консенсуальная купля-продажа должна превратиться в реальный договор. Однако данный факт такого правового значения не имеет, стороны в соответствии со ст. 433 ГК РФ своим волеизъявлением не вправе изменить правовую природу договора. Передача и принятие имущества в любом случае свидетельствуют о наличии состоявшегося между сторонами соглашения о передаче вещи (как единственном юридическом факте для заключения договора) и являются реализацией этого соглашения, а отнюдь не служат условием заключения договора. При этом не имеет значения, происходит передача в момент соглашения или же она отсрочена во времени. То есть передача имущества в любом договоре (в т. ч. и в реальном) по отношению к соглашению сторон носит второстепенный характер, является лишь реализацией этого соглашения и одновременно свидетельством того, что соглашение имело место. Так, если передача имущества будет происходить без соглашения сторон (даже если передающая имущество сторона намерена совершить реальный договор), то договора не возникнет, а к отношениям сторон будут применяться нормы о неосновательном обогащении. С этой позиции реальным (т. е. путем передачи вещи, свидетельствующим о соглашении) может быть способ заключения договора. Заключение же договора происходит путем соглашения, а его исполнение путем передачи вещи, которые во времени могут и совпадать. При этом передача вещи будет лишь свидетельством (доказательством) соглашения (а не его эквивалентом). Единственная особенность реальных договоров- это то, что передача имущества происходит первой и обусловливает исполнение встречной обязанности. Следует согласиться с Л. Жюллио де ла Морандьером, отмечавшим, что «договор имущественного найма, например найма недвижимостей, признается заключенным при наличии простого соглашения; как только достигнуто соглашение сторонами, наймодатель уже обязан предоставить нанимателю пользование сданной внаем вещью. Почему не признать, что и договор о предоставлении в пользование вещи или денежной суммы также может совершаться путем простого соглашения сторон, в силу которого одна сторона будет в таком случае обязана предоставить вещь, о которой идет дело, а для другой возникнет обязанность возвратить эту вещь?». Представляется, что в этом есть потребность гражданского оборота.

Читайте также:  Почему сода служит разрыхлителем теста 7 класс

Критерием для выделения оснований несостоятельности сделки должен выступать состав сделки как юридического факта, остальные нарушения (не касающиеся порядка совершения сделок) должны являться основаниями для признания состоявшейся сделки недействительной.

Последствия признания сделки несостоявшейся очень схожи с последствиями признания сделки недействительной. Не случайно, поэтому, некоторыми исследователями последствия недействительности сделки отождествляются с последствиями ее несостоятельности, а некоторыми хотя и указывается на имеющуюся трудно уловимую разницу, однако отмечается утрата ее практического значения на практике. Так, В. В. Чубаров применительно к определению предмета в договоре продажи недвижимости указывает, что «при отсутствии данных о предмете договор считается незаключенным с наступлением последствий, предусмотренных п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК». Р. О. Халфина считает, что «по юридическим последствиям исполнение несостоявшейся сделки мало чем отличается от общих последствий исполнения недействительной сделки». В. П. Шахматов также отмечает, что «выделение в самостоятельную группу несостоявшихся сделок не имеет никакого практического значения, т. к. по действующему законодательству (ст. 48 ГК) последствия исполнения таких сделок определяются по правилам, установленным для недействительных сделок». Е. И. Афонина указывает, что «если говорить о последствиях, то как при исполнении незаключенного, так и недействительного договора полученное подлежит возвращению, независимо от того, применяются ли последствия недействительности сделки либо нормы о неосновательном обогащении». Далее отмечает: «. при применении одинаковых правовых последствий вопрос о выделении в самостоятельную группу незаключенных сделок. в судебной практике утрачивает значение».

Однако, как справедливо указывает проф. О. Н. Садиков, «при определенных трудностях в разграничении имеются тем не менее определенные различия. с точки зрения тех юридических последствий, которые целесообразно и справедливо применять» к несостоявшимся сделкам.

Разница заключается в следующем: если рассматривать последствия признания незаключенным договора как юридического факта, то нет никаких отличий от последствий признания его недействительным, поскольку и недействительная сделка является юридически иррелевантной, т. е. не порождающей тех правовых последствий, на которые рассчитывали стороны, ее совершая.

Если же рассматривать последствия признания незаключенным договора как правоотношения, т. е. в случае исполнения его кем-либо из участников, то разница с последствиями признания его недействительным имеется. Так, к недействительным сделкам могут применяться специальные, имеющие публично-правовую природу последствия (возможность взыскания в доход РФ — ст. 169, 179 ГК РФ), которые неизвестны институту неосновательного обогащения и чужды для несостоявшихся сделок. Кроме того, как известно, к недействительным сделкам применяется двусторонняя реституция (наиболее близкое к последствиям несостоявшихся сделок, но не тождественное по своей правовой природе последствие). Двусторонняя реституция означает возвращение всего полученного по сделке друг другу, иными словами, поскольку недействительная сделка не является признаваемым законом для возникновения договорных обязательств основанием, то стороны обязаны возвратить друг другу неосновательно полученное. Именно поэтому в пп. 1 п. 1 ст. 1103 ГК РФ указано, что нормы о неосновательном обогащении применяются и к случаям возврата исполненного по недействительной сделке. Однако применение норм о неосновательном обогащении к недействительным сделкам не означает тождества их по последствиям с несостоявшимися сделками, потому что кондикция к недействительным сделкам применяется субсидиарно, развивая и дополняя двустороннюю реституцию. К несостоявшимся же сделкам нормы о неосновательном обогащении применяются напрямую.

Последствия недействительных и несостоявшихся сделок должны различаться по порядку применения. К недействительным сделкам последствия их недействительности могут и должны применяться автоматически (т. е. в т. ч. и судом по собственной инициативе, и по иску иных, нежели стороны, заинтересованных лиц), последствия несостоявшихся сделок могут применяться лишь по иску заинтересованного лица. Это вытекает из следующего:

Казалось бы, что несостоявшиеся сделки являются неправомерными, потому что при их совершении не соблюдаются те или иные требования, предъявляемые к порядку совершения сделок. Но с другой стороны, в случае несоблюдения требований, предъявляемых к порядку совершения сделок, можно говорить о том, что совершаемые действия просто не являются сделками, т. е. теми юридическими фактами, с совершением которых наступают предусмотренные законом последствия. Они не являются юридическими фактами вообще, т. е. такими фактами реальной действительности, с которыми возникают правовые последствия. С их совершением никаких последствий не наступает, и они сами по себе никаких правоотношений не порождают. Иных нарушений они не допускают. Поэтому действия, не состоявшиеся как сделки, не могут быть неправомерными, как не будут неправомерными (если из них, конечно, не усматривается злоупотребления правом), например, следующие действия: неакцепт оферты или просьба контрагента направить ему прайс-лист с последующим отказом от заказа по нему. Выполнение предписания о порядке совершения сделок касается только самих действующих субъектов. Ни интересы других лиц, ни общества в целом не требуют выполнения предписываемого варианта поведения. Несостоявшаяся сделка нарушает лишь частные интересы сторон в области применимых способов защиты. То есть стороны, заключая сделку, должны знать, что, не соблюдая все требования законодательства относительно порядка заключения, они не смогут рассчитывать на то, что их отношения будут признаваться государством в качестве сделок, а, следовательно, защищаться способами, свойственными для них. Применение последствий несостоятельности сделки по инициативе самого суда либо по иску любого заинтересованного лица является вторжением в сферу частных интересов. Такое вмешательство в некоторых случаях может нарушать интересы сторон, заинтересованных в исполнении такой сделки, а не в возвращении всего полученного по ней. Поэтому последствия незаключенности договора (нормы о неосновательном обогащении) могут быть применены только при заявлении стороны об этом (встречный или самостоятельный иск).

Недействительная сделка, безусловно, является действием неправомерным. Эти сделки (и ничтожные, и признанные недействительными оспоримые сделки) нарушают публичный интерес. Государство не только не признает их как сделки, а напротив, считая их гражданско-правовым нарушением, относится к ним с осуждением, наказывая участников за их совершение, в т. ч. тем, что, даже когда они этого и не желают, возвращает их в первоначальное положение. Поэтому последствия к недействительным сделкам (и к ничтожным, и к признанным недействительными оспоримым сделкам) должны применяться судом и без заявления сторонами исковых требований об этом. Если в отношении ничтожных сделок указанное вытекает из содержания закона (абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ), то в отношении оспоримых это утверждение нуждается в дополнительной аргументации.

Действительно, для того чтобы оспоримая сделка считалась недействительной, она должна быть оспорена в суде заинтересованными лицами. Однако когда в рамках иска о признании суд установит, что оспоримая сделка является недействительной, он не может не применить к ней последствия ее недействительности. Это вытекает из самой природы недействительных сделок, нарушающих публично-правовые интересы. Даже если иск о применении последствий оспоримой сделки не заявлялся, применить их по собственной инициативе должно быть обязанностью суда. Только так публичный интерес сможет быть защищен.

Таким образом, недействительные и несостоявшиеся сделки можно, и даже нужно, отграничивать друг от друга и по правовой природе, и по основаниям признания таковыми, и по правовым последствиям.

Источник

25. Сделки в гражданском праве: понятие, виды, условия действительности

Сделки — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей

Основные черты сделок следующие:

— сделка — это правомерное действие;

— сделка — волевое действие, то есть направленное на достижение определенной правовой цели.

Внешнее выражение воли в форме, доступной восприятию, называется волеизъявлением.

Воля может быть выражена устно, письменно, с помощью конклюдентных действий (компостирование абонементного талона для оплаты проезда в общественном транспорте), при помощи молчания (например, продление договора аренды при продолжении пользования арендованным имуществом арендатором по истечении срока договора, если нет возражений арендодателя);

— сделка всегда направлена на достижение правовой цели в виде возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Типичная для данного вида сделок правовая цель называется основанием сделки (например, основанием договора купли-продажи всегда является переход за плату права собственности на имущество к другому лицу).

От основания сделки следует отличать ее правовой результат — те правовые последствия, которые реально наступили в результате совершения сделки. Для действительных сделок характерно совпадение основания и правового результата сделки.

Виды сделок.

В зависимости от числа сторон сделки выделяют односторонние (завещание), двусторонние (договор аренды, займа и т. д.) и многосторонние сделки (например, договор о совместной деятельности между тремя лицами). Число сторон сделки нельзя путать с множественностью лиц, выступающих на одной стороне, когда, например, несколько сособственников продают общее имущество, являясь одной стороной (продавцом) по договору купли-продажи

По степени связанности сделок с их основаниями они делятся на — каузальные (от лат. causa – причина) и абстрактные. Незаконность или недостижимость правовой цели каузальной сделки, влечет ее недействительность. Абстрактные сделки оторваны от их оснований (например, вексель, действительность которого не зависит от действительности сделки, при совершении которой он выдан).

В зависимости от того, соответствует ли обязанности одной из сторон встречная обязанность другой стороны, сделки делятся на возмездные и безвозмездные.

Если для заключения сделки достаточно лишь соглашения сторон, то это — консенсуальная сделка. Если же требуется еще и передача имущества, являющегося предметом сделки, то это — реальная сделка (договор займа, дарения и т. д.).

Сделки бывают срочные и бессрочные в зависимости от указания в них срока действия.

Часто в сделках возникновение у сторон прав и обязанностей связывается с наступлением какого-либо факта, о котором неизвестно, наступит он или нет, это — условные сделки.

Выделяются также фидуциарные (от лат. fiducia – доверие) сделки, которые имеют доверительный характер. Так, поручение, комиссия, передача имущества в доверительное управление связаны с наличием так называемых лично-доверительных отношений сторон. Особенность фидуциарных сделок состоит в том, что изменение характера взаимоотношений сторон, утрата их доверительного характера может привести к прекращению отношений в одностороннем порядке.

Действительность сделки означает ее соответствие правовым требованиям и, как следствие, — возможность породить именно те правовые последствия, к которым стремились стороны при ее совершении.

Условия действительности сделок делятся на 4 группы:

— наличие надлежащего субъектного состава сделки;

— соответствие волеизъявления действительной воле сторон;

— соблюдение формы сделки;

— законность содержания сделки.

Наличие надлежащего субъектного состава означает, во-первых, дееспособность физических лиц, во-вторых, правоспособность юридических лиц — участников сделки.

В ст. 26, 28, 30 ГК Российской Федерации определены те сделки, которые могут совершать частично и ограниченно дееспособные граждане Юридические лица могут совершать только те сделки, которые соответствуют определенным в их уставных документах целям деятельности и прямо не запрещены уставными документами

Кроме того, отдельные виды сделок могут совершаться только при наличии специального разрешения (лицензии), выданного компетентным органом (ст. 43 ГК Российской Федерации). Перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, утвержден Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.01 № 128-ФЗ (ред. от 26.03.03).

Несоответствие волеизъявления действительной воле сторон может быть либо при несвободном формировании воли (под влиянием обмана, существенного заблуждения и др.), либо вообще при отсутствии у лица намерения заключить сделку, когда волеизъявление делается под влиянием насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств и т. п.

Соблюдение формы сделки. Существуют три формы сделки: устная, письменная и нотариальная.

Устно могут совершаться все сделки, для которых не установлена иная форма (ст. 153 ГК РФ).

Письменная форма сделки обязательна, если хотя бы одной из сторон является юридическое лицо либо сделка заключается на сумму свыше десяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 161 ГК РФ). Необходимость нотариального удостоверения сделки может быть установлена либо законом, либо соглашением сторон (ст. 163 ГК РФ). Для отдельных сделок (в частности, для сделок с недвижимостью) установлена обязательная государственная регистрация. С 30 января 1998 года вступил в действие Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.97 № 122-ФЗ (ред. от 09.06.03), который устанавливает порядок и условия регистрации сделок с определенными видами недвижимого имущества.

Законность содержания сделки. Данное условие следует отличать от законности самой сделки, которая в широком смысле означает ее действительность.

Источник