Меню

О вреде преднизолона и других гормонов

Преднизолоновый тест для чего

Хронический пиелонефрит — это неспецифическое инфекционное заболевание почек, поражающее почечную паренхиму, преимущественно интерстициальную ткань, лоханку и чашечки. Этиология, патогенез Может быть следствием неизлеченного острого пиелонефрита (чаще) или первичнохроническим, т. е. может протекать без острых явлений с начала заболевания. У большинства больных хронический пиелонефрит возникает в детском возрасте, особенно у девочек. У 1/3 больных при обычном обследовании не удается выявить несомненных признаков пиелонефрита. Нередко лишь периоды необъяснимой лихорадки свидетельствуют об обострении болезни. В последние годы все чаще отмечаются случаи комбинированного заболевания хроническим гломерулонефритом и пиелонефритом. Симптомы Односторонний хронический пиелонефрит характеризуется тупой постоянной болью в поясничной области на стороне пораженной почки. Дизурические явления у большинства больных отсутствуют. В период обострения лишь у 20% больных повышается температура. В осадке мочи определяется преобладание лейкоцитов над другими форменными элементами мочи. Одним из симптомов заболевания у большинства больных является бактериурия. Если число бактерий в 1 мл мочи превышает 100 000, то необходимо определить их чувствительность к антибиотикам и химиопрепаратам. Артериальная гипертензия — частый симптом хронического пиелонефрита, особенно двустороннего. Диагноз Функциональное состояние почек исследуют с помощью хромоцистоскопии, экскреторной урографии, клиренсметодов (например, определение коэффициента очищения эндогенного креатин ина каждой почкой в отдельности), радионуклцдных методов (ренография с гиппураном, меченым 1311, сканирование почек). При хроническом пиелонефрите рано нарушается концентрационная способность почек, тогда как азотовыделительная функция сохраняется на протяжении многихлет. Развивающийся вследствие нарушения функций канальцев ацидоз, а также почечные потеря кальция и фосфатов иногда приводят к вторичному паратиреоидизму с почечной остеодистрофией. По мере сморщивания пиелонефротической почки выраженность мочевого синдрома уменьшается. Относительная плотность мочи сохраняется нормальной. Для диагностики существенное значение имеет обнаружение в моче активных лейкоцитов. При латентном течении пиелонефрита целесообразно проведение пирогеналового или преднизолонового теста (30 мг преднизолона, растворенного в 10 мл изотонического раствора хлорида натрия, вводят в/в в течение 5 мин; через 1; 2; 3 ч и через сутки после этого мочу собирают для исследования). Преднизолоновый тест положителен, если после введения преднизолона за 1 ч мочой выделяется более 400 000 лейкоцитов, значительная часть которых — активные. Обнаружение в моче клеток Штернгеймера—Мальбина свидетельствует только о наличии в мочевой системе воспалительного процесса, но еще не доказывает существования пиелонефрита. При инфузионной урографии вначале определяются снижение концентрационной способности почек, замедленное выделение рентгеноконтрастного вещества, локальные спазмы и деформации чашечек и лоханок. В последующем спастическая фаза сменяется атонией, чашечки и лоханки расширяются. Затем края чашечек принимают грибовидную форму, сами чашечки сближаются. Инфузионная урография бывает информативной только у больных с содержанием мочевины в крови ниже 1 г/л. В диагностически неясных случаях прибегают к биопсии почек. Однако при очаговых поражениях почки при пиелонефрите отрицательные данные биопсии не исключают текущего процесса, так как возможно попадание в биоптат непораженной ткани. Дифференциальный диагноз Нередко представляет большие трудности. При дифференциальной диагностике с хроническим гломерулонефритом важное значение имеют характер мочевого синдрома (преобладание лейкоцитурии над гематурией, наличие активныхлейкоцитов и клеток Штернгеймера—Мальбина, значительная бактериурия при пиелонефрите), данные экскреторной урографии, радионуклидной ренографии. Нефротический синдром свидетельствуете наличии гломерулонефрита. При артериальной гипертензии следует проводить дифференциальную диагностику между пиелонефритом, гипертонической болезнью и вазоренальной гипертензией. Характерный анамнез, свойственный пиелонефриту, мочевой синдром, результаты рентгенологического и радионуклидного исследований, выявляемая с помощью хромоцистоскопии асимметрия экскреции красителя в подавляющем большинстве случаев позволяют распознать заболевание. Вопрос о наличии вазоренальной гипертензии решается с помощью внутривенной урографии, радионуклидной ренографии и аортоартериографии. Лечение Должно проводиться длительно (годами). Начинать лечение следует с назначения нитрофуранов (фурадонин, фурадантин и др.), налидиксовой кислоты (неграм, невиграмон), 5НОК, сульфаниламидов (уросульфан, атазол и др.), попеременно чередуя их. Одновременно целесообразно проводить лечение клюквенным экстрактом. При неэффективности этих препаратов, обострениях болезни применяют антибиотики широкого спектра действия. Назначению антибиотика каждый раз должно предшествовать определение чувствительности к нему микрофлоры. Большинству больных достаточны ежемесячные 10дневные курсы лечения. Однако у части больных при такой терапевтической тактике из мочи продолжает высеваться вирулентная микрофлора. В таких случаях рекомендуется длительная непрерывная антибиотикотерапия со сменой препаратов каждые 5–7 дней. В остром периоде назначают стол N 7а, потребление до 2–2,5 л жидкости в сутки. Затем диету расширяют, увеличивая в ней содержание белков и жиров. При развитии метаболического ацидоза назначают натрия гидрокарбонат внутрь 3–5 г или в/в 40–60 мл 3–5% раствора. Для улучшения местного кровообращения, уменьшения болей назначают тепловые процедуры (согревающие компрессы, грелки, диатермия поясничной области). Если боли не стихают, то применяют спазмолитики (платифиллин, папаверин, экстракт белладонны и др.). Из сульфаниламидных препаратов назначают уросульфан и этазол (по 1 г. 6 раз в сутки), сульфаниламиды длительного действия (сульфапиридазин по 1–2 г в первые сутки, затем по 1 г в течение 2 нед; сульфамонометоксин, сульфадиметоксин). У большинства больных уже через несколько дней исчезают изменения в моче, однако антибактериальная терапия должна продолжаться (обычно курс лечения длится 4 нед). При неэффективности консервативной терапии (чаще при апостематозном нефрите и карбункуле почек) показано оперативное вмешательство. При развитии почечной недостаточности эффективность антибактериальной терапии снижается (изза снижения концентрации антибактериальных препаратов в моче). При содержании в сыворотке крови остаточного азота более 0,7 г/л терапевтически действенной концентрации в моче антибактериальных препаратов достичь практически не удается. При отсутствии почечной недостаточности показано курортное лечение в Трускавце, Ессентуках, Железноводске, Саирме, БайрамАли. Прогноз С развитием почечной недостаточности появляются бледность и сухость кожных покровов, тошнота и рвота, носовые кровотечения. Больные худеют, нарастает анемия. Из мочи исчезают патологические элементы. Осложнения пиелонефрита: нефролитиаз, пионефроз, некроз почечных сосочков.

Стандарты диагностики и лечения

Источник

Преднизолоновый тест для чего

Я взял слово «гормональный» в кавычки потому, что речь в общем-то идет не о настоящих гормонах, а о чисто синтетических лекарственных препаратах, хотя и имеющих сходную с некоторыми гормонами активность. Конечно, если знать, что гормоны – очень важные и сильнодействующие субстанции, влияющие, в частности, на половое развитие, и при этом не знать, что преднизолон не совсем гормон, то испугаться такого назначения нетрудно. Но ведь гормон гормону рознь, далеко не все из них участвуют в процессах, связанных с половой функцией, так что давайте познакомимся с этими вопросами поближе.

О надпочечниках

Преднизолон и его аналоги действительно созданы «по образу и подобию» одного из гормонов надпочечника – кортизола, имеющего важную функцию в организме. Надпочечники – небольшие железки, расположенные над верхним полюсом почек, выделяют целый ряд жизненно важных гормонов.

Читателям хорошо известен адреналин – это аналог одного из гормонов надпочечника (его так называемого мозгового слоя), который выделяется при испуге, большом волнении, стрессе. Его действие проявляется в учащении работы сердца (помните, как оно бьется в этих ситуациях?), в сужении артерий, что приводит к повышению кровяного давления, в выбросе сахара в кровь. Эта часть надпочечника тесно связана с симпатическим отделом вегетативной нервной системы, возбуждение которой и приводит к выбросу адреналина. Под действием адреналина наш организм готовится как бы к прыжку, к борьбе с опасностью.

Другая часть надпочечника – корковый слой – выделяет 3 разных гормона, по химической структуре имеющих много общего; их общий предшественник – холестерин, и все они получили название стероидов, кортикостероидов или кортикоидов (кортекс – кора надпочечника). Но чтобы не путаться в названиях, к этому термину есть приставки, делающие, правда, названия труднопроизносимыми– такие, как минералокортикоиды, глюкокортикостероиды, так что лучше всего называть каждый из них по имени. На врачебном жаргоне мы называем препараты – аналоги гормонов надпочечников просто стероидами.

Продукция всех трех гормонов тесно связана с активностью небольшого мозгового придатка – гипофиза, стимулирующего их секрецию с помощью гормона с еще более длинным названием, сокращаемым как АКТГ (адрено-кортикотропный гормон). Эти органы связаны настолько тесно, что принято говорить об «оси гипофиз–надпочечник».

Один из гормонов надпочечника – тестостерон, хорошо известный многим андроген – мужской половой гормон. В детском возрасте он выделяется в небольшом количестве. Но в периоде полового созревания у юношей его продукция повышается под влиянием особого гормона гипофиза, что приводит к развитию мужских половых признаков. У девушек продукция этого гормона остается низкой, с его действием связано оволосение лобка и подмышек.

Другой гормон надпочечников – альдостерон, его называют минералокортикоидом из-за способности регулировать минеральный состав крови. Альдостерон задерживает выделение натрия и воды почками, регулируя тем самым объем циркулирующей крови. Количество выделяемого надпочечниками альдостерона регулируется не только гипофизом, но в значительной степени также и почками. При уменьшении объема крови и снижении кровяного давления кровоток через почки снижается, что приводит в действие ренин-ангиотензиновую систему (о ней я писал в статьях о гипертонии), результатом чего является выброс альдостерона; последний задерживает в организме натрий и воду, что ведет к росту почечного кровотока. При нехватке этого гормона ребенок теряет натрий и вместе с ним воду, что приводит к обезвоживанию; такое заболевание – врожденный адреногенитальный синдром – лечат, вводя под кожу кристаллический альдостерон.

Третий гормон, имеющий непосредственное отношение к теме этой статьи, – кортизол. Его называют глюкокортикоидом, поскольку под его влиянием увеличивается концентрация глюкозы в крови. Но это не главное его действие, под влиянием кортизола в организме происходят многочисленные изменения, которые впервые были расшифрованы Гансом Селье как реакция стресса. Смысл этой реакции – также подготовка организма «к прыжку», к возможным чрезвычайным воздействиям, но на уровне тканевого обмена веществ. Эта реакция возникает не только при испуге или волнении, но и практически при любом воздействии на организм, в частности в начале инфекционного заболевания.

Свое действие на клетки организма кортизол оказывает, связываясь с расположенным на их поверхности особым рецепторным белком. Проникая с его помощью в ядро клетки, кортизол влияет на синтез рибонуклеиновых кислот и белков. В соединительной ткани, мышцах, коже кортизол не только подавляет синтез белков, но и способствует их распаду – ведь эти ткани не играют большой роли при стрессе. С другой стороны, в печени кортизол активирует обменные процессы, способствуя синтезу белков и гликогена, которые могут понадобиться в борьбе с вызвавшим стресс фактором.

Очень важной стороной действия кортизола, которое используется в лечебных целях, является его способность подавлять воспалительные реакции и угнетать активность лимфатических органов. Дело в том, что организм, встречаясь с внешним врагом (например, микробом или вирусом), отвечает воспалительной реакцией, в процессе которой выделяются далеко не безобидные для тканей вещества (кинины, цитокины, лейкотриены и др.). Если не ограничить воспалительную реакцию, то она может пойти «вразнос», нанеся вред организму. Вот здесь-то на ее пути и встает кортизол, подавляя, например, размножение лимфоцитов и эозинофилов. Именно это свойство кортизола и созданных по его образу средств и используют, вводя их при болезнях, где основное зло – избыточное воспаление, накопление сверх меры лимфоцитов и эозинофилов, разрастание соединительной ткани.

Продукция кортизола регулируется гипофизом с помощью АКТГ, но и активность гипофиза зависит от количества кортизола в крови – по механизму обратной связи увеличение концентрации кортизола или его аналогов в крови снижает продукцию АКТГ, что в свою очередь ведет к снижению продукции кортизола. При длительном подавлении продукции АКТГ, например при применении больших доз преднизолона, происходит атрофия надпочечников, так что после прекращения лечения может возникнуть надпочечниковая недостаточность.

Обратное явление мы наблюдаем, например, при врожденном нарушении продукции кортизола и альдостерона. Снижение их уровня в крови стимулирует бесконтрольное выделение АКТГ; при этом усиленная стимуляция надпочечника повышает синтез третьего гормона – тестостерона, что ведет к преждевременному половому созреванию мальчиков и развитию мужских половых признаков у девочек. Это наблюдается при адрено-генитальном синдроме, о котором я упомянул выше.

Кортизон, аналог кортизола

Неудивительно, что после работ Г.Селье кортизол привлек к себе самое пристальное внимание. Его первым аналогом, примененным в лечении, был кортизон; обездвиженная ревматоидным артритом больная, которая бросила костыли после лечения кортизоном, вошла в историю, а сам кортизон стал применяться все шире и шире, причем не только при ревматоидном артрите.

Однако очень скоро выяснилось, что кортизон обладает и неприятными побочными действиями. При длительном применении кортизона развивалось ожирение, больной приобретал своеобразный вид, становясь похожим на больного с опухолью надпочечника – синдромом Кушинга. По аналогии с этим синдромом побочный эффект кортизона стали называть кушингоидом. Помимо этого, при лечении кортизоном нередко увеличивалось количество сахара в крови, а кости, наоборот, теряли кальций (остеопороз) и легко ломались. Костные нарушения приводят к тому, что дети, получающие длительно кортизон (и другие аналогичные препараты), довольно сильно отстают в росте. Более того, нередко развивались и изменения, связанные с нарушением солевого обмена и кровяного давления. Оказалось, что кортизон не лишен минералокортикоидной активности, т.е. в больших дозах и при длительном применении он действует так же, как альдостерон.

Читайте также:  Проехал на Mazda CX 30 Говорю про плюсы и минусы этого кроссовера

Глюкокортикоиды подавляют активность лимфоцитов – основных клеток иммунной системы. При стрессе это не мешает и даже полезно, но при длительном применении, особенно в высоких дозах, препараты этой группы настолько подавляют иммунитет, что приходится говорить о лекарственном иммунодефиците. В таких случаях детям, например, не вводят живые вакцины, им часто дают профилактически антибиотики и противовирусные препараты, чтобы сдержать инфекцию.

Я уже говорил, что длительное применение кортизона подавляет активность гипофиза, уменьшая продукцию АКТГ и снижая тем самым функцию собственного надпочечника; после отмены кортизона больной часто бывает не в состоянии отвечать на различные стрессы, что достаточно опасно.

Все эти неприятности и послужили дурной славе кортизона и других лекарств этой группы, боязнь которых сохраняется по сие время. Для борьбы со всеми этими неприятностями наука пошла несколькими путями. Один из них – создание препаратов, которые обладали бы всеми полезными свойствами кортизона, но имели бы как можно меньше неприятных; об этом мы поговорим ниже. Другой путь – умелое дозирование препарата. Выяснилось, например, что прием кортизона (и других аналогичных средств) в утренние часы значительно меньше влияет на работу гипофиза. Более того, прием препаратов через день – а это вполне допустимо у большинства больных, получающих стероидные препараты длительно, – позволяет в еще меньшей степени подавлять работу этой железы и собственных надпочечников. А для того чтобы дать надпочечникам возможность восстановиться после длительного курса кортизона, лечение прекращают не сразу, а постепенно, снижая его дозу в течение 2–4 недель.

Семейство глюкокортикостероидных препаратов

Очень скоро после открытия кортизона появился гидрокортизон, он на 1/3 более активен, чем кортизон. В сложной молекуле этих препаратов удалось создать одну лишнюю двойную химическую связь – получились преднизон и преднизолон. Эти препараты оказались в 4–5 раз активнее кортизона и гидрокортизона по своей противовоспалительной активности, но в то же время их действие на задержку натрия и воды оказалось намного меньшим. Фактически преднизолон вытеснил кортизон и гидрокортизон как препарат общего действия, последние используются в основном для местного применения или кратковременных назначений.

На этом поиски наилучшего препарата не остановились. Оказалось, что введение в структуру молекулы галогена – хлора или фтора – резко повышает противовоспалительную активность препаратов; так, триамсинолон активнее кортизона в 6–8 раз, а дексаметазон и бетаметазон – в 25–
50 раз. К тому же эти препараты практически не вызывают задержки натрия и воды. Присоединение различных боковых цепей к молекулам этих средств в еще большей степени разнообразит их свойства.

Для лечения внутренних болезней все препараты этой группы применяются внутрь и в инъекциях. В инъекциях их вводят при необходимости добиться быстрого действия, введенный таким образом препарат быстро выводится. Напротив, при приеме внутрь препараты действуют медленно, но длительно.

Опыт применения препаратов этой группы показал и другие их возможности. Оказалось, что при местном применении они быстро снимают аллергические воспалительные изменения на коже. При аллергическом насморке и конъюнктивите их хорошо применять в виде капель в глаза и в нос, а также в виде носовых ингаляций. Для лечения бронхиальной астмы эти препараты хорошо использовать не только внутрь, но и в виде аэрозоля. А при артритах, когда воспаляется один сустав, гораздо «экономнее» (т.е. с меньшими побочными эффектами) вводить кортизон или другие препараты непосредственно в полость суставной сумки – и местное действие будет мощнее, и влияния на гипофиз меньше.

Но и при местном применении этих препаратов значительная их часть всасывается – через кожу и слизистые, так что длительное употребление их тоже нежелательно. Многим больным, таким как с бронхиальной астмой, приходится проводить лечение стероидами в течение месяцев и лет.

И здесь мысль ученых работала в двух направлениях. Во-первых, создавались модификации препаратов, обладающих очень низкой всасываемостью при нанесении на слизистые и кожу. Последние препараты этого ряда практически не всасываются, так что общего действия почти не оказывают. Второе направление – такая модификация химической формулы препарата, которая позволяет печени очень быстро, как говорят, за один проход крови, его инактивировать, снизив интенсивность общего действия на организм. Комбинация двух этих качеств позволила создать препараты, общее побочное влияние которых не выявляется даже при многолетнем применении.

Получение все более активных препаратов вовсе не сделало менее активные лишними. В ряде случаев, например при лечении экземы, хорошо иметь мощный препарат на первые 2–3 дня, чтобы снять зуд и острое воспаление. Но в последующие дни лучше использовать менее мощные средства, которые имеют меньшие побочные действия.

Сказав все это, я не убежден, что читатели «полюбят» или хотя бы перестанут бояться стероидных препаратов. И правильно, ведь всякое лекарство уместно лишь тогда, когда лечебный эффект намного превосходит возможный вред от его применения. Многочисленные исследования показали, что при кратковременном применении, например в течение 10–12 дней, даже большие дозы этих препаратов не угнетают иммунитет и не «сажают» надпочечники. Тем более безопасны несколько доз, вводимых остро заболевшему ребенку, бояться этого можно только по незнанию. А вот длительное применение даже не очень высоких доз нежелательно, потому что, даже соблюдая все меры предосторожности, побочные явления исключить трудно.

Я меньше всего призываю к «либеральному» отношению к этим препаратам. Но когда надо их применять, колебаний быть не должно: стероиды не сахар, но ведь и сахар в больших дозах вреден.

А в следующем номере мы познакомимся с теми заболеваниями детского возраста, при которых применяются эти препараты.

Источник



О вреде преднизолона и других гормонов

Орлова Валерия Я не отношусь к тем врачам, которые досконально разбирают инструкции к препаратам, хоть и ввела в свою практику перечитывание аннотаций к даже давно применяемым мною лекарствам. Иногда оказывается полезным, потому что у каждого пациента свои особенности и свои противопоказания.
Если честно, я не помню, откуда у меня возникла такая насторожённость к гормональным препаратам преднизолону, гидрокортизону, дексаметазону, но я делала назначения с ними всего несколько раз в жизни. Исключение – гидрокортизоновая глазная мазь – её назначаю периодически.
Возможно, кто-то из умных преподавателей в институте говорил про них и у меня засело на подкорке. Может быть инстинктивное понимание того, что нельзя лезть гормональной кувалдой в организм, ювелирно настроенный собственными эндокринными железами. Может быть, на заре своей врачебной юности я встретила побочные эффекты от назначения этих препаратов другими врачами. Но даже если ничего этого не было, я давно заметила за собой полезную встроенную функцию – интуитивное знание, можно применять тот или иной препарат конкретному пациенту, даже если я это название впервые слышу.
В силу какой-то из этих причин своим пациентам я говорила следующее: «Бегите прочь от врача, если он назначил преднизолон или дексаметазон».
При этом, в своём чемоданчике я в обязательном порядке держу либо дексаметазон, либо преднизолон и настоятельно рекомендую иметь дома и в машине хотя бы по одной ампуле. Это препараты резерва и применяются они только в вынужденных срочных случаях, например, при сильном отёке Квинке или при травматическом шоке.
Сегодня мы подробнее будем говорить о преднизолоне, но почти всё, что можно сказать о нём, относится и к дексаметазону. Чисто статистически, однако, дексаметазон даёт меньше побочных эффектов, но разница не столь и значительна.

Медицинский препарат преднизолон является очень серьезным препаратом, который может назначаться лишь в самых тяжелых срочных случаях, когда общая терапия не в силах разрешить создавшуюся ситуацию. Не только длительное, но и разовое применение препарата может привести к весьма отягощающим последствиям, поэтому, если врач умеет думать, он применять преднизолон или дексаметазон не будет. Если же врач действует по шаблону, потому что его так научили, то думайте сами, стоит ли лечиться у такого вврача.
Мне случалось спасать жизни, и человеческие, и звериные, но лечить что-либо этими препаратами невозможно. И это вы должны помнить. Использовать можно только для сиюминутного спасения, но никак не для лечения. И тем более, не для лечения хронических состояний. И категорически нельзя применять при любых инфекционных процессах.
Однако, повсеместно и в медицинской, и в ветеринарной практике я сталкиваюсь с повальным назначением этих препаратов.
Ладно, многие вредные последствия, допустим, врачи не знают, поленились самостоятельно прочитать подробную инструкцию. Но то, что стероиды являются иммуносуппрессорами, сейчас, после сериала «Доктор Хаус» должны знать, по-моему, даже домохозяйки и школьники. Уж на что дурной сериал с медицинской точки зрения, но даже там из серии в серию возникает вопрос — что применять, антибиотик или гормон? Регулярно вижу назначение дексаметазона и преднизолона даже при инфекционных заболеваниях. Отметились преднизолоном и при лечении коронавируса во время так называемой пандемии.

Далее текст не мой. Один умный человек, Дмитрий Скирта, опубликовал его в контакте. Можете ознакомиться с ним там. Я же сердечно его благодарю за то, что он укоротил врачебную инструкцию по преднизолону и описал его побочные действия.

Преднизолон — это синтетический глюкокортикоидный лекарственный препарат, который полностью подавляет иммунную систему, вызывает мощнейший лекарственный СПИД и отправляет пациента на тот свет так же эффективно, как эвтаназия.
При этом подавление иммунитета приводит к снятию СИМПТОМОВ. То есть внешне и по ощущениям, человек выздоравливает. Однако на деле вместо того, чтобы помогать бороться в болезнью, мы бьем по иммунитету в спину.

Иммунитет убивается следующим образом (очень коротко):
1.Подавляются функции лейкоцитов и тканевых макрофагов;
2. Ограничивается миграция лейкоцитов в область воспаления;
3.Нарушается способность макрофагов к фагоцитозу;
4. Нарушается способность лейкоцитов к синтезированию интерлейкина-1, важной части иммунной системы;
5. Уменьшается число циркулирующих лимфоцитов (T- и B-клеток), моноцитов, эозинофилов и базофилов вследствие их перемещения из сосудистого русла в лимфоидную ткань;
6. Подавляется образование антител.

Современная медицина использует Преднизолон при большинстве заболеваний (даже повышенную температуру при ОРЗ некоторые умудряются сбивать Преднизолоном)!
При аутоиммунных болезнях иммунная система организма начинает уничтожать собственные ткани и система здравоохранения не придумала ничего лучшего в борьбе с этим заболеванием, как начать убивать иммунитет Преднизолоном. В результате такого лечения иммунитет повреждается или человек вообще остается без иммунитета, а это уже СПИД. И это они называют лечением.
Интересно, что при аутоиммунных заболеваниях большинство тестов на ВИЧ-инфекцию оказывается положительными. Таким образом, получается, что лечение Преднизолоном приводит к СПИДу, и есть, наверное, повод списать возможные тяжелые последствия для больного на ВИЧ.
При этом подавление иммунитета приводит к снятию СИМПТОМОВ. То есть внешне и по ощущениям, человек выздоравливает. Однако на деле вместо помогать бороться в болезнью, мы бьем по иммунитету в спину.

ПОДАВЛЯЕТ ФУНКЦИИ ЛЕЙКОЦИТОВ и тканевых макрофагов. ОГРАНИЧИВАЕТ МИГРАЦИЮ ЛЕЙКОЦИТОВ в область воспаления. НАРУШАЕТ СПОСОБНОСТЬ макрофагов к фагоцитозу, а также к образованию интерлейкина-1. УМЕНЬШАЕТ ПРОНИЦАЕМОСТЬ КАПИЛЛЯРОВ, обусловленную высвобождением гистамина. ПОДАВЛЯЕТ АКТИВНОСТЬ фибробластов и образование коллагена.

Ингибирует активность фосфолипазы А2, что ПРИВОДИТ К ПОДАВЛЕНИЮ СИНТЕЗА простагландинов и лейкотриенов. ПОДАВЛЯЕТ ВЫСВОБОЖДЕНИЕ ЦОГ (главным образом ЦОГ-2), что также способствует уменьшению выработки простагландинов.
УМЕНЬШАЕТ ЧИСЛО ЦИРКУЛИРУЮЩИХ ЛИМФОЦИТОВ (T- и B-клеток), моноцитов, эозинофилов и базофилов вследствие их перемещения из сосудистого русла в лимфоидную ткань; подавляет образование антител.

Преднизолон ПОДАВЛЯЕТ высвобождение гипофизом АКТГ и ;-липотропина, но не снижает уровень циркулирующего ;-эндорфина. УГНЕТАЕТ секрецию ТТГ и ФСГ. При непосредственной аппликации на сосуды оказывает вазоконстрикторный эффект.

Преднизолон ОБЛАДАЕТ ВЫРАЖЕННЫМ ДОЗОЗАВИСИМЫМ ДЕЙСТВИЕМ на метаболизм углеводов, белков и жиров.

Оказывает катаболическое действие в лимфоидной и соединительной ткани, мышцах, жировой ткани, коже, костной ткани. В меньшей степени, чем гидрокортизон, влияет на процессы водно-электролитного обмена: СПОСОБСТВУЕТ ВЫВЕДЕНИЮ ИОНОВ КАЛИЯ И КАЛЬЦИЯ, задержке в организме ионов натрия и воды. Остеопороз и синдром Иценко-Кушинга являются главными факторами, ОГРАНИЧИВАЮЩИМИ ДЛИТЕЛЬНУЮ ТЕРАПИЮ ГКС.

В результате катаболического действия ВОЗМОЖНО ПОДАВЛЕНИЕ РОСТА У ДЕТЕЙ.

В высоких дозах преднизолон может повышать возбудимость тканей мозга и способствует понижению порога судорожной готовности. Стимулирует избыточную продукцию хлористоводородной кислоты и пепсина в желудке, что приводит к развитию пептической язвы.

При системном применении терапевтическая активность преднизолона обусловлена противовоспалительным, противоаллергическим, ИММУНОДЕПРЕССИВНЫМ и антипролиферативным действием.

Кто не в курсе — инструкции бывают сокращенные (для людей), и полные (для врачей). В сокращенных побочки — один абзац. А вот для врачей — почитайте:

При применении преднизолона В ТЕЧЕНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ВРЕМЕНИ (вспоминаем, на какие сроки О.К. назначала людям этот препарат) возможно развитие следующих побочных эффектов:

Со стороны водно-электролитного баланса: задержка в организме натрия и жидкости, гипокалиемия, гипокалиемический алкалоз, повышение АД, недостаточность кровообращения.

Читайте также:  КОС ПМ 02 Тестовые задания Сестринская помощь при заболеваниях сердечно сосудистой системы и системы крови тест на тему

Со стороны костно-мышечной системы: мышечная слабость, стероидная миопатия, потеря мышечной массы, остеопороз, компрессионный перелом позвоночника, асептический некроз головок бедренной и плечевой костей, патологические переломы длинных трубчатых костей.

Со стороны пищеварительной системы: стероидная язва с возможным прободением и кровотечением, панкреатит, метеоризм, язвенный эзофагит, нарушение пищеварения, тошнота, повышенный аппетит.

Дерматологические реакции: атрофия кожи, стрии, угри, замедленное заживление ран, истончение кожи, петехии, гематомы, эритема, повышенное потоотделение, аллергический дерматит, крапивница, ангионевротический отек.

Со стороны ЦНС и периферической нервной системы: повышение внутричерепного давления с синдромом застойного отёка зрительного нерва (возникает чаще всего у детей, после слишком быстрого снижения дозы, симптомы – головная боль, ухудшение остроты зрения, двоение в глазах); судороги, головокружение, головная боль, нарушения сна.

Со стороны эндокринного статуса: вторичная надпочечниковая и гипоталамо-гипофизарная недостаточность (особенно во время стрессовых ситуаций: болезнь, травма, хирургическая операция); синдром Кушинга, подавление роста у детей, нарушения менструального цикла, гипергликемия, глюкозурия, снижение толерантности к углеводам, манифестация латентного сахарного диабета и повышение потребности в инсулине или пероральных гипогликемизирующих препаратах у больных с сахарным диабетом, гирсутизм.

Со стороны органа зрения: задняя субкапсулярная катаракта, увеличение внутриглазного давления, глаукома, экзофтальм.

Со стороны психической сферы: чаще всего проявляются в течение первых 2 недель терапии, симптомы могут имитировать шизофрению, мании, делириозный синдром; наиболее подвержены развитию психических нарушений женщины и пациенты с системной красной волчанкой.

Со стороны обмена веществ: отрицательный азотистый баланс (в результате катаболизма белков).
Со стороны лабораторных показателей: увеличение числа лейкоцитов (20 000/мкл), уменьшение количества лимфоцитов и моноцитов, увеличение или уменьшение количества тромбоцитов, увеличение концентрации кальция в крови и в моче, увеличение уровня общего холестерина, ЛПНП, триглицеридов в сыворотке крови, увеличение концентрации 17-оксикортикостероидов и 17-кетостероидов в моче, уменьшение захвата меченного технеция костной тканью и тканью опухолей мозга, уменьшение захвата меченного йода щитовидной железой; ослабление реакции в кожных аллергических тестах и туберкулиновой пробе.

Прочие: анафилактические реакции, реакции гиперчувствительности; облитерирующий артериит, увеличение массы тела, обмороки.

Со стороны эндокринной системы: нарушения менструального цикла, угнетение функции надпочечников, синдром Иценко-Кушинга, подавление функции гипофизарно-надпочечниковой системы, снижение толерантности к углеводам, стероидный диабет или манифестация латентного сахарного диабета, замедление роста у детей, задержка полового развития у детей.

Со стороны пищеварительной системы: тошнота, рвота, стероидная язва желудка и двенадцатиперстной кишки, панкреатит, эзофагит, кровотечения и перфорация ЖКТ, повышение или снижение аппетита, метеоризм, икота. В редких случаях — повышение активности печеночных трансаминаз и ЩФ.

Со стороны обмена веществ: отрицательный азотистый баланс из-за катаболизма белков, повышенное выведения кальция из организма, гипокальциемия, повышение массы тела, повышенное потоотделение.

Со стороны сердечно-сосудистой системы: потеря калия, гипокалиемический алкалоз, аритмия, брадикардия (вплоть до остановки сердца); стероидная миопатия, сердечная недостаточность (развитие или усиление симптомов), изменения на ЭКГ, характерные для гипокалиемии, повышение АД, гиперкоагуляция, тромбозы. У пациентов с острым инфарктом миокарда — распространение очага некроза, замедление формирования рубцовой ткани, что может привести к разрыву сердечной мышцы.

Со стороны костно-мышечной системы: замедление роста и процессов окостенения у детей (преждевременное закрытие эпифизарных зон роста), остеопороз (очень редко — патологические переломы, асептический некроз головки плечевой и бедренной кости), разрыв сухожилий мышц, мышечная слабость, стероидная миопатия, уменьшение мышечной массы (атрофия).

Со стороны ЦНС: головная боль, повышение внутричерепного давления, делирий, дезориентация, эйфория, галлюцинации, маниакально-депрессивный психоз, депрессия, нервозность или беспокойство, бессонница, головокружение, вертиго, псевдоопухоль мозжечка, судорожные припадки.

Со стороны органа зрения: задняя субкапсулярная катаракта, повышение внутриглазного давления (с возможным повреждением зрительного нерва), трофические изменения роговицы, экзофтальм, склонность к развитию вторичной инфекции (бактериальной, грибковой, вирусной).

Дерматологические реакции: петехии, экхимозы, истончение и хрупкость кожи, гипер- или гипопигментация, угри, стрии, склонность к развитию пиодермии и кандидозов.

Реакции, обусловленные иммунодепрессивным действием: замедление процессов регенерации, снижение устойчивости к инфекциям.

При парентеральном введении: в единичных случаях анафилактические и аллергические реакции, гипер- или гипопигментация, атрофия кожи и подкожной клетчатки, обострение после интрасиновиального применения, артропатия типа Шарко, стерильные абсцессы, при введении в очаги на голове — слепота.

После закапывания может возникать быстро проходящее чувство жжения.

При длительном применении возможно повышение внутриглазного давления (поэтому при применении препаратов, содержащих глюкокортикостероиды, более 10 дней следует регулярно измерять внутриглазное давление).

При постоянном применении более трех месяцев может развиться заднекапсульная катаракта.

Частота развития и выраженность побочных эффектов зависит от длительности применения, величины используемой дозы и возможности соблюдения циркадного ритма назначения Преднизолона.
Со стороны эндокринной системы: снижение толерантности к глюкозе, стероидный сахарный диабет или манифестация латентного сахарного диабета, угнетение функции надпочечников, синдром Иценко-Кушинга (лунообразное лицо, ожирение гипофизарного типа, гирсутизм, повышение артериального давления, дисменорея, аменорея, мышечная слабость, стрии), задержка полового развития у детей.

Со стороны пищеварительной системы: тошнота, рвота, панкреатит, стероидная язва желудка и двенадцатиперстной кишки, эрозивный эзофагит, желудочно-кишечные кровотечения и перфорация стенки желудочно-кишечного тракта, повышение или снижение аппетита, нарушение пищеварения, метеоризм, икота. В редких случаях — повышение активности печеночных трансаминаз и щелочной фосфатазы.

Со стороны сердечно-сосудистой системы: аритмии, брадикардия (вплоть до остановки сердца); развитие (у предрасположенных пациентов) или усиление выраженности сердечной недостаточности, изменения на электрокардиограмме, характерные для гипокалиемии, повышение АД, гиперкоагуляция, тромбозы. У больных с острым и подострым инфарктом миокарда — распространение очага некроза, замедление формирования рубцовой ткани, что может привести к разрыву сердечной мышцы.

Обусловленные минералокортикоидной активностью: задержка жидкости и натрия (периферические отеки), гипернатриемия, гипокалиемический синдром (гипокалиемия, аритмия, миалгия или спазм мышц, необычная слабость и утомляемость).

Со стороны опорно-двигательного аппарата: замедление роста и процессов окостенения у детей (преждевременное закрытие эпифизарных зон роста), остеопороз (очень редко — патологические переломы костей, асептический некроз головки плечевой и бедренной кости), разрыв сухожилий мышц, стероидная миопатия, снижение мышечной массы (атрофия).

Со стороны кожных покровов и слизистых оболочек: замедленное заживление ран, петехии, экхимозы, истончение кожи, гипер- или гипопигментация, стероидные угри, стрии, склонность к развитию пиодермии и кандидозов.

Аллергические реакции: кожная сыпь, зуд, анафилактический шок, местные аллергические реакции.

Местные при парентеральном введении: жжение, онемение, боль, покалывание в месте введения, инфекции в месте введения, редко — некроз окружающих тканей, образование рубцов в месте инъекции; атрофия кожи и подкожной клетчатки при в/м введении (особенно опасно введение в дельтовидную мышцу).

Прочие: развитие или обострение инфекций (появлению этого побочного эффекта способствуют совместно применяемые иммунодепрессанты и вакцинация), лейкоцитурия, синдром «отмены».

Частота развития и выраженность побочных эффектов зависит от длительности применения, величины используемой дозы и возможности соблюдения циркадного ритма назначения преднизолона. При применении преднизолона могут отмечаться:
Со стороны эндокринной системы: снижение толерантности к глюкозе, стероидный сахарный диабет или манифестация латентного сахарного диабета, угнетение функции надпочечников, синдром Иценко-Кушинга (лунообразное лицо, ожирение гипофизарного типа, гирсутизм, повышение АД, дисменорея, аменорея, мышечная слабость, стрии), задержка полового развития у детей.

Данный текст выкладываю сразу в двух разделах на своей странице, в ветеринарном и в медицинском, потому что беда эта общая и для ветеринарии, и для медицины.

А ведь он выводит токсины из организма. Шлаки. Мне капали — и прекрасно ноги пошли и обшелушились. Хвала изобретателям. А при сильном удушье снимает спазм и продлевает жизнь при астме. Нужный препарат. Хотя и с осторожностью нужно принимать. Особенно деткам. А вам нужно вонючий мешок на голову и в подворотню. И оттуда лаять — преднизалон. Зачем эти гадости? Зачем людей пугать? Стыдно мне за вас.
Будьте здоровы.

Валентина Телухова 16.04.2021 05:18 Заявить о нарушении Чем больше вникаешь в суть современной официальной медицины, тем больше понимаешь, что заговор действительно есть.
Уже более ста лет назад банкиры решили переформатировать медицину под себя, для обогащения и захвата политической власти в мире, но самое главное это разрушение общества и личности, что бы люди были нищие и больные, таким будет легко навязать новый мировой порядок во главе с антихристом.
Но не долго им играть в свои игры. Христос грядёт!

Источник

Преднизолоновый тест для чего

Провокационные тесты в аллергологии

В последние годы отмечается значительный рост аллергических заболеваний, особенно среди населения крупных индустриальных центров и мегаполисов, что диктует необходимость постоянного поиска новых диагностических приемов и методов лечения аллергии. Диагно

В последние годы отмечается значительный рост аллергических заболеваний, особенно среди населения крупных индустриальных центров и мегаполисов, что диктует необходимость постоянного поиска новых диагностических приемов и методов лечения аллергии.

Диагноз ставится на основании физикальных, а также лабораторных, инструментальных и других методов общеклинического и аллергологического обследования.

Особое место среди методов специфического аллергологического обследования занимают так называемые провокационные тесты, направленные на выявление ответной реакции на специфический раздражитель — аллерген.

Условия проведения аллергологического тестирования

Провокационные тесты с использованием аллергенов может проводить исключительно специалист — аллерголог-иммунолог, владеющий практическими навыками проведения подобных исследований, способный быстро и грамотно провести лечебные мероприятия при возникновении системных реакций.

Возможность развития системных реакций при проведении такого тестирования делает данную процедуру опасной, поэтому ее следует осуществлять только в условиях специализированного кабинета или стационара, оборудованных всем, что необходимо для купирования системных реакций. Провокационные тесты имеют свои показания и противопоказания, которые нужно учитывать при назначении подобных методов диагностики.

Наиболее распространенные методы аллергологического тестирования

Для проведения специфического провокационного тестирования используются стандартизированные лечебно-диагностические аллергены, прошедшие регистрацию в России и допущенные к применению. Основные группы лечебно-диагностических аллергенов, применяемых на данный момент в России для диагностики немедленной аллергии, следующие: пыльцевые аллергены; аллергены домашней и библиотечной пыли; аллергены клещей домашней пыли; аллергены эпидермиса животных; аллергены из пера и пуха птиц; пищевые аллергены; инсектные аллергены; бактериальные и грибковые аллергены.

Основная цель провокационных тестов — выявить наличие гиперчувствительности к тому или иному аллергену, установить ее степень, а также подобрать спектр аллергенов для дальнейшего проведения аллерген-специфической иммунотерапии.

При проведении тестирования производится нанесение на кожу или слизистые конъюнктив либо дыхательного тракта одного или нескольких разведений аллергена, после чего оценивается выраженность реакции в ответ на этот раздражитель. Основные методы провокационного аллергологического тестирования: кожный (в том числе аппликационный); назальный; конъюнктивальный; ингаляционный; сублингвальный.

Кожное тестирование

Кожное тестирование — наиболее доступный и высокоспецифичный метод выявления гиперчувствительности как немедленного, так и замедленного типа.

Данный метод тестирования имеет противопоказания, которые также необходимо учитывать и при применении других провокационных тестов.

Противопоказания к проведению кожного тестирования: обострение основного заболевания; тяжелое, нескомпенсированное течение бронхиальной астмы; острые интеркуррентные инфекции (ОРЗ, ангина, пневмония и др.); декомпенсация заболеваний внутренних органов (печени, почек, сердечно-сосудистой системы, эндокринной системы, крови и др.); обострение очагов хронической инфекции. Активная фаза хронических инфекционных заболеваний (туберкулеза, сифилиса, бруцеллеза и др.); аутоиммунные заболевания (СКВ, склеродермия, ревматоидный артрит, дерматомиозит и др.); злокачественные новообразования; психические заболевания; беременность и лактация; синдром приобретенного иммунодефицита.

С целью диагностики одной из самых распространенных форм немедленной аллергии — атопии — применяют скарификационные и prick-методы кожного тестирования. Для диагностики гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) используют внутрикожные тесты с бактериальными и грибковыми аллергенами, для общей оценки ГЗТ возможно проведение кожных тестов с туберкулином и бруцеллином. Реакция оценивается через 24—48 ч. И в том и в другом случае используется тест-контрольная жидкость как отрицательный и раствор гистамина как положительный контроль.

Кожное тестирование с определенной долей вероятности может быть неинформативным (ложноположительные или ложноотрицательные результаты) по целому ряду причин — неправильное хранение аллергенов, снижение кожной реактивности, нарушения техники проведения кожного тестирования и др. Поэтому, как и другие виды провокационного тестирования, кожные тесты можно рассматривать в качестве уточняющего метода диагностики. При этом необходимо также учитывать, что по результатам кожного тестирования можно установить лишь наличие сенсибилизации (повышенной чувствительности организма к определенному аллергену). Для того чтобы поставить заключительный диагноз, необходимо установить четкую связь между наличием данной сенсибилизации и клиническими проявлениями заболевания, т. е. подтвердить, что именно этот аллерген ответственен за появление симптомов аллергии.

Для оценки степени чувствительности пациента к данному аллергену (а также с целью подбора начальной дозы лечебного аллергена для проведения аллерген-специфической иммунотерапии) проводится аллергометрическое титрование, т. е. тестирование с разными разведениями аллергена. Исследование осуществляют путем постановки кожных проб с различными разведениями аллергенов.

Кожные тесты можно проводить только с использованием специально разработанных диагностических аллергенов. Тесты с нанесением лекарственного препарата на кожу, внутрикожным или подкожным его введением с целью выявления лекарственной аллергии использовать не рекомендуется. Во-первых, это создает опасность возникновения системной реакции, а во-вторых, есть риск развития неспецифической местной воспалительной реакции, которая не может достоверно указывать на наличие или отсутствие аллергии.

Методика постановки кожных аллергологических проб

На кожу предплечья, предварительно обработанную спиртом, наносят каплю тест-контрольной жидкости, каплю 0,01% раствора гистамина, а также каплю аллергена (аллергенов). Раствор с гистамином является положительным контролем, а с тест-жидкостью — отрицательным. Расстояние между местами нанесения капель не менее 2,5-3 см. После этого производится повреждение эпидермиса в области каждой капли. При этом используют разные скарификаторы. Скарификацию также можно выполнять ланцетами — специальными скарификаторами с фиксированными на них аллергенами. При проведении prick-тестирования повреждение наносится посредством укола, при проведении скарификации — поверхностной царапины эпидермиса (при проведении этой процедуры важно не повредить кровеносные сосуды!). Реакции оценивают через 10–20 мин. Оценка скарификационных и prick-тестов по степени выраженности реакции приведена в таблицах 1 и 2.

Читайте также:  Кулинарный инвентарь Кондитерские насадки

Аппликационные кожные тесты

Аппликационные кожные тесты (patch-tests) применяются для диагностики контактного аллергического дерматита и фотодерматита. Для проведения тестирования используются стандартизированные диагностикумы для выполнения аппликационных тестов: медикаменты местного действия, металлы, компоненты резины, клеящие вещества, антимикробные средства, ароматизаторы и другие вещества. Реакция оценивается через 48–72 ч.

Назальный тест

Назальный тест применяют для диагностики аллергического ринита. В один носовой ход закапывают 1 каплю тест-контрольной жидкости. При отсутствии какой-либо реакции в другой носовой ход последовательно закапывают по 1 капле десятикратного разведения аллергена (1:100, 1:10), затем цельный аллерген. Интервал между закапыванием аллергена с более высокой концентрацией должен составлять не менее 20–30 мин. Увеличение концентрации аллергена производится только при отсутствии реакции на предыдущее разведение. Тест считается положительным при появлении симптомов ринита. Проявления ринита также можно зафиксировать при передней риноскопии.

Конъюнктивальный тест

Конъюнктивальный тест используют для диагностики аллергического конъюнктивита. В нижний конъюнктивальный мешок глаза закапывают тест-контрольную жидкость. При отсутствии реакции в другой конъюнктивальный мешок последовательно закапывают по 1 капле аллергена в двукратных разведениях (1:2048, 1:1024, 1:512 и т. д., до 1:2). Интервал между нанесениями аллергена с разными концентрациями не менее 20–30 мин. Увеличение концентрации аллергена производится только при отсутствии реакции на предыдущую концентрацию. Тест считается положительным при появлении симптомов конъюнктивита.

Ингаляционный тест

Ингаляционный тест применяют для диагностики бронхиальной астмы и проводят только в условиях стационара. Сначала оценивают показатели функции внешнего дыхания — ОФВ 1 (первоначально не менее 70% от должных величин). Затем ингалируют контрольную жидкость. Ингаляции можно проводить с помощью дозирующего струйного ингалятора. При отсутствии реакции производятся ингаляции аллергена в двукратных разведениях (1:1024, 1:512, 1:256 и т. д., до 1:16). Через каждые 10 мин после очередной ингаляции регистрируется ОФВ 1. При снижении показателя более чем на 20% тест считается положительным. После проведения теста пациент должен оставаться под наблюдением врача 24 ч. В течение одних суток возможно проведение ингаляционного теста только с одним аллергеном.

Сублингвальный тест

Сублингвальный тест применяют для диагностики лекарственной и пищевой аллергии. При наличии в анамнезе пациента тяжелых реакций, предположительно связанных с исследуемым препаратом или пищевым продуктом, предпочтительнее использовать лабораторные методы исследования. Перед началом тестирования измеряют ЧСС, АД, осматривают полость рта. Затем 1/8 (1/4) таблетки (или 2-3 капли растворенного лекарственного препарата) или натуральный пищевой продукт в разведении 1:10 помещают под язык пациента на 5–15 мин. Тест считается положительным при возникновении местной воспалительной реакции на слизистой оболочке полости рта или системной реакции. После тестирования больной должен находиться под наблюдением врача в течение суток. За этот период времени врач проводит мониторинг состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем пациента.

Реакции при проведении аллергологического тестирования

Возникновение местной аллергической реакции при проведении аллергологического тестирования является ожидаемой, однако, учитывая наличие провокации, подобный метод обследования сопряжен и с опасностью появления системных реакций, которые требуют принятия немедленных мер. Возникновение подобных осложнений при проведении тестирования возможно как в первые секунды (минуты), так и часы, а в некоторых случаях — и сутки.

Легкие признаки системной реакции: боли в суставах, головная боль, ощущение дискомфорта.

Умеренные признаки системной реакции: легкие проявления ринита, конъюнктивита или бронхиальной астмы (пиковая скорость выдоха не ниже 60% от должных величин или от показателя пациентов в период ремиссии). Симптомы хорошо контролируются соответствующими лекарственными препаратами (Н 1-блокаторами или ингаляционными β 2-агонистами).

Выраженные признаки системной реакции: крапивница, отек Квинке, нарушение бронхиальной проводимости (с показателем пиковой скорости выдоха ниже 60% от должной величины или от показателя пациента в период ремиссии), симптомы контролируются соответствующим лечением.

Угрожающие жизни состояния — анафилактический шок, отек жизненно важных органов (отек гортани) — требуют интенсивной терапии.

Основными причинами развития подобных реакций могут быть: несоблюдение требований, предъявляемых в отношении противопоказаний к провокационному тестированию; использование нестандартизированных аллергенов или препаратов, которые хранились без соблюдения соответствующих требований; нарушения технологии проведения тестирования; высокая индивидуальная чувствительность пациента.

Объем терапевтической помощи при возникновении системных реакций зависит от ее выраженности.

Во всех случаях возникновения системных реакций при проведении аллергологического тестирования необходима госпитализация для стационарного наблюдения и лечения пациента. Лечение тяжелых системных реакций необходимо проводить в условиях отделения реанимации и интенсивной терапии.

При возникновении системных реакций первое, что необходимо сделать,— прекратить введение (аппликацию, ингаляцию и т. д.) аллергенов. После этого следует начать проведение терапии, направленной на купирование реакции: введение системных антигистаминных препаратов (Н 1-блокаторов), а также системных глюкокортикостероидов парентерально. В случае возникновения бронхообструктивного синдрома применяются β 2-агонисты, холинолитики (ингаляционно), парентеральное введение метилксантинов, системных ГКС с учетом степени выраженности реакции.

Анафилактический шок — одно из самых серьезных проявлений аллергической реакции немедленного типа, сопровождающееся рядом системных нарушений и требующее оказания немедленной врачебной помощи. Время развития — от нескольких секунд до нескольких часов. Анафилактический шок может развиваться по разным сценариям. Клинические симптомы обусловлены сокращением гладких мышц, увеличением сосудистой проницаемости, дисфункцией эндокринных желез, нарушением свертываемости крови. Ведущими в клинической картине анафилактического шока являются кардиоваскулярные и респираторные нарушения, одно из которых может превалировать над другим.

В более легких случаях анафилактический шок начинается с появления предвестников — чувства тревоги, страха, слабости, ощущения жара. Могут появляться кожный зуд, высыпания по типу крапивницы, эритема, отек Квинке, осиплость голоса (вплоть до афонии), затруднение глотания, головокружение, головная боль, шум в ушах, онемение и покалывание пальцев, языка и губ, симптомы ринита и конъюнктивита, боли в животе, пояснице и в области сердца. При осмотре — бледность кожных покровов, иногда с синюшным оттенком. Наблюдаются одышка, стридорозное дыхание, хрипы; рвота, непроизвольная дефекация и мочеиспускание. Снижение АД на 30–50 мм рт. ст., тоны сердца глухие, пульс нитевидный. Тахикардия, тахиаритмия. Потеря сознания отмечается не сразу или вовсе не происходит.

При анафилактическом шоке средней степени тяжести указанные выше симптомы носят более выраженный характер. Потеря сознания происходит быстро, нередко отмечаются тонические и клонические судороги, холодный липкий пот, цианоз губ, расширение зрачков. Тоны сердца глухие, сердечный ритм неправильный, нитевидный, АД не определяется.

При тяжелом течении — развитие стремительное. Потеря сознания немедленная. Тоны сердца не выслушиваются, АД не определяется. Дыхание не выслушивается из-за полной обструкции дыхательных путей.

Лечебные мероприятия при возникновении анафилактического шока

Лечебные мероприятия при возникновении анафилактического шока должны проводиться незамедлительно. Ввести подкожно 0,3–0,5 мл 0,1% раствор адреналина. Место нанесения аллергена (по возможности) обколоть 0,1% раствором адреналина или норадреналина в дозе 0,1–0,3 мл с 4–5 мл физиологического раствора. Можно приложить лед. Необходимо начать внутривенное капельное введение: 300 мл 5% раствора глюкозы + 1 мл 0,1% раствора норадреналина. Альтернативно: введение допамина (от 300–700 мкг/мл, но не более 1500 мкг/мл) с постепенным снижением. При необходимости можно продолжать введение прессорных аминов (0,1% раствор адреналина подкожно) с интервалами 5–10 мин. Длительность введения определяется гемодинамическими показателями. Внутривенное капельное введение системных ГКС-препаратов: гидрокортизона 250 мг, или преднизолона 90–120 мг, или дексаметазона 8–32 мг. При возникновении бронхообструктивного синдрома ввести эуфиллин 10,0 мл 2,4% раствора в/в на физиологическом растворе. При отеке легких дозу ГКС можно увеличить, а также ввести в/в 0,5 мл 0,5% строфантина с 10 мл 40% глюкозы. При необходимости проводится: интубация или трахеостомия и перевод на ИВЛ, оксигенация — ингаляция увлажненного кислорода с помощью носового катетера (скорость — 5–10 л/мин). Применение диуретиков показано только при нормализации АД. При систолическом АД выше 90 мм рт. ст. могут быть введены антигистаминные препараты: тавегил — 2,0 мл. Осуществляется введение плазмозамещающих препаратов, жидкости в/в капельно или струйно. Возможно введение декстранов. Введение ГКС и антигистаминных препаратов продолжить до улучшения состояния пациента. Отмена вышеуказанных препаратов производится постепенно и сообразно объективным признакам стабилизации. Необходим постоянный мониторинг функции дыхательной и сердечно-сосудистой систем. Возможно развитие осложнений (инфаркт миокарда, отек легких, отек мозга и проч.).

Длительность лечения варьирует от нескольких часов до нескольких суток.

Таким образом, провокационное тестирование с использованием диагностических аллергенов продолжает оставаться важной, а в ряде случаев незаменимой частью специфического аллергологического обследования. Провокационные методы позволяют оценить аллергологический статус пациента, проводить подбор и оценку эффективности терапии, осуществлять динамическое наблюдение за состоянием пациента.

В последнее время во всем мире проводится работа, направленная на создание новых диагностических препаратов на основе аллергенов. Однако основной принцип подобной диагностики остается неизменным: назначение, проведение и оценка результатов провокационного аллергологического тестирования должны производиться исключительно специалистом — аллергологом-иммунологом.

Е. Н. Медуницына, кандидат медицинских наук НИИ аллергологии и иммунологии, Москва

Источник

Хронический пиелонефрит — симптомы и лечение

Что такое хронический пиелонефрит? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Лычагин А. С., андролога со стажем в 15 лет.

Лычагин Андрей Сергеевич, андролог, врач узи, сексолог, уролог - Москва

Определение болезни. Причины заболевания

Хронический пиелонефрит — почечная патология, характеризующаяся длительно протекающим воспалительным процессом в почках. Вызывается воспаление разными видами бактерий, процесс затрагивает как чашечно-лоханочные структуры, так и интерстиций (соединительную ткань) почек. [1] [3]

Хроническое воспаление почек

Эпидемиология хронического пиелонефрита такова, что на его долю приходится до 65% всех воспалительных заболеваний мочеполового тракта. Примерно в трети случаев описываемому заболеванию предшествует острый пиелонефрит. Отчетливо отмечено гендерное различие в частоте заболеваемости — преимущественно болеет женский пол (в 3-5 раз чаще). Объясняется этот факт особенностями анатомии женской мочевыделительной системы: короткая уретра, которая облегчает инвазию микроорганизмов в мочевыводящую систему.

Анатомия женской и мужской мочевыделительной системы

Средняя заболеваемость составляет 18 случаев на 1000 населения. [2] [3]

Ведущий этиологический фактор, провоцирующий развитие хронического пиелонефрита — бактериальная флора. Хронический пиелонефрит вызывается как одним видом микроорганизмов, так и микробными ассоциациями, когда при бактериологическом исследовании выделяется сразу несколько видов микроорганизмов. [4] [7] Среди возбудителей выделяют:

  • Escherichia coli (высевается у 75-95% пациентов);
  • Staphylococcus saprophyticus (определяется в 5-10% случаев);
  • Klebsiella pneumoniae
  • прочие энтеробактерии (род Enterobacteriaceae);
  • Proteus mirabilis;
  • грибки;
  • стафилококки;
  • синегнойная палочка.

Proteus mirabilis

Особую роль в патогенезе хронического пиелонефрита играют так называемые L-формы возбудителей. Они отличаются высокой резистентностью к химиопрепаратам и возникают под действием нерациональной антибиотикотерапии. Именно их активизация в определённых условиях вызывает очередное обострение пиелонефрита. [4] [7]

Хронизации процесса в большинстве случаев предшествует острая атака пиелонефрита. Этому способствуют разнообразные факторы (большинство из них вызывают значимые нарушения уродинамики):

  • мочекаменная болезнь;
  • переохлаждение;
  • нефроптоз (опущение почки);
  • простатит;
  • стриктуры мочеточников;
  • уретрит;
  • пузырно-мочеточниковый рефлюкс (обратный заброс мочи из пузыря в мочеточники).

Вялотекущий воспалительный процесс любой другой локализации (тонзиллит, отит, абсцесс, стоматит, гастроэнтерит) способен длительное время поддерживать и провоцировать обострение хронического пиелонефрита. Хронические интоксикации (алкогольная, наркотическая и другие), иммунодефициты, соматические заболевания (сахарный диабет, метаболический синдром) также способствуют формированию хронического пиелонефрита.

У девушек в качестве провоцирующего фактора нередко выступает половая жизнь, а у женщин — беременность и роды.

В детском возрасте развитие данной патологии связано с аномалиями развития мочеполовой системы, например, с уретероцеле.

Уретероцеле

Симптомы хронического пиелонефрита

Клинические проявления пиелонефрита зависят от активности воспалительного процесса.

Для латентной фазы характерна скудная симптоматика. Больных беспокоит незначительное повышение температуры, отмечается повышенная утомляемость, периодические головные боли. Патологические проявления со стороны почек и других органов отсутствуют либо выражены в минимальной форме. Часть пациентов жалуются на полиурию и повышение артериального давления. В анализе мочи выявляется незначительная протеинурия, бактериурия, периодически появляются лейкоциты. [1] [3] [7]

Фаза активного воспаления проявляется следующими симптомами:

  • чувство тяжести и боли в пояснице (в области почек) ноющего характера;
  • дизурические явления в виде учащённого мочеиспускания;
  • анемический синдром;
  • стойкая гипертония;
  • в анализе мочи определяется большое количество белка, лейкоцитов и бактерий, в тяжёлых случаях возникает гематурия (попадание крови в мочу).

При выраженном повышении артериального давления говорят о гипертоническом варианте хронического пиелонефрита, при этом гипертония носит злокачественный характер и с трудом поддаётся коррекции.

Хроническое поражение почек зачастую сопровождается гипохромной анемией. Это свидетельствует о развитии анемического варианта патологии.

В стадии стойкой ремиссии какие-либо значимые симптомы отсутствуют.

Для более наглядного восприятия симптомы разных фаз хронического пиелонефрита отображены в табличном виде. [4]

Источник